Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#97 Первая любовь

29 декабря 2009 16:04, Sokol

rating101

Начну издалека. Перед самой войной на экраны вышел фильм «Парень из тайги». В главной роли молодой Иван Переверзев, фантастически привлекательный. Собственно увидев его, я впервые поняла, что люди делятся на мужчин и женщин, что это не совсем одно и то же. Лет мне тогда было 15. Дня через два после фильма мама меня спросила: «Лина, ты влюбилась?» Я сказала: «Как ты угадала?» Мама ответила: «Это заметно, ты изменилась, какая-то стала задумчивая, говоришь тихим голосом, даже походка другая». Я говорю: «Но ты никогда не догадаешься, в кого я влюбилась». А мама говорит: «Я думаю, в парня из тайги». Я страшно удивилась. Фильма она не видела, и я ей его не рассказывала. Мама сказала: «Но я видела, как ты пришла из кино. Я. правда, думала, что это сильное впечатление, которое скоро пройдет, а ты уж третий день не выходишь из задумчивости. Но я должна тебя разочаровать, если бы ты встретила его в жизни, ты бы в него не влюбилась. Тебе показалось бы, что он как-то не так себя ведет, от него не так пахнет, и он совсем не понимает Блока, а тогда что же с ним делать?» Я всегда доверяла маминым суждениям, но на этот раз усомнилась в ее правоте. Мне показалось, что это совсем другое, не связано с Блоком, и может быть вообще со всей моей жизнью до Него.

Потом началась война, потом мы оказались в эвакуации в Казахстане в маленьком поселке в глухой степи. Я записалась учеником тракториста, и мы на тарантасе поехали в тракторную бригаду. Поля, которые обрабатывались, были километрах в 15-18 от поселка. В тарантасе мои попутчики разговаривали о вещах, совершенно мне непонятных и о людях, мне неизвестных и часто произносили имя Венка. Мне это имя очень понравилось. Оно показалось мне романтическим, похожим на южнославянские имена - типа Зденко и т.п. Я подумала: «Как выглядит человек, который носит такое имя?» Наконец мы подъехали к вагончику, где жили трактористы. Дверь вагончика открылась, и на ступеньки вышел … парень из тайги. Он был похож даже не столько внешне, сколько какой-то сущностью, только в жизни он оказался много лучше. Тот был черно-белый, а этот цветной и весь одного цвета, только с оттенками: бронзовые волосы, бронзовая кожа, бронзовые брови и ресницы, даже губы бронзовые, и в этой бронзе два длинных синих глаза, как драгоценные камни. Он казался существом из мифологии - молодой медногубый бог. Я старалась не смотреть на него особенно заметно, но как только теряла из виду, сразу начинала сомневаться, не показалось ли мне, увидела ли я его правильно. Я искала его глазами и убеждалась, что он действительно существует и совершенно такой, каким я его увидела на ступеньках вагончика.

Днем меня учил тракторному делу старый тракторист, к которому меня прикрепили, а потом пришла ночь. В вагончике даже нар не было. На следующий год к посевной нам сделали нары, а в эту уборочную (кстати, был август) спали на полу вповалку на сене, уложенным вдоль стен.

«Ты где хочешь спать?» спросил меня Венка. Он вообще был лидер и распоряжался. Я сказала: «Я хотела бы в этом углу, если он не занят». Он сказал: «Это наш с Ванюшкой угол, значит, будешь с нами. Для гостя я сейчас свежее сено принесу». Ваня выбросил старое сено, а Венка откуда-то издалека, где еще шел сенокос, принес свежескошенную, еще не высушенную, а только привяленную траву. Она была не колючая как сено, а шелковая и одуряюще пахла. Мы улеглись, я в середине, некоторое время разговаривали, ребята расспрашивали, как мне у них. Потом уснули. Никто ко мне пальцем не прикоснулся, между нами все время был зазор, я и не ожидала, что может быть иначе, я с этим никогда не сталкивалась. Каждый вечер, лежа на свежем сене, мы втроем долго разговаривали, прежде чем уснуть. У нас был совершенно разный жизненный опыт, мы владели разной информацией и поговорить нам было о чем, так что мама насчет парня из тайги оказалась не права. То, что он не знал Блока, не интересовался многим, чем я интересовалась до войны, вообще был не похож на моих одноклассников, не мешало нам тянуться друг к другу, наоборот обостряло интерес, и это было совершенно магнитное притяжение.

Ваня был лучший друг Венки и его оруженосец. Как-то утром уже привезли воду (вода в степи была большая проблема) и ребята мылись, а я еще оставалась в вагончике и услышала, как кто-то сказал: «Венка, а она по тебе умирает». Я замерла в ожидании его ответа. Говорить о таких вещах насмешливо, иронически – это там был хороший тон, принято было говорить именно так, даже когда отношения были серьезные. Но Венка не поддержал этого тона. Он спокойно сказал: «И я по ней умираю». Я думала, что ребята сейчас будут смеяться, подтрунивать над ним, но почему–то вдруг общий тон разговора изменился. Кто-то спросил также серьезно: «И с каких пор?» Венка сказал непонятную мне фразу: «Первая ночь все решила». Почему первая ночь? Она ничем не отличалась от следующих. Но потом я поняла, что он почувствовал в первую ночь. Я влюбилась в него с первого взгляда, увлечена была до перехвата горла, но в этом отношении не было ничего плотского, совершенно ничего. И наверное это его и привлекало. Человеку нужно иногда почувствовать, что тело больше не обременяет его душу, что хоть на какое-то время душа совсем чиста и парит в свободном полете в горних высях.

У него была удивительная походка, он ходил как иноходец. Я научилась так ходить и когда переходила на эту походку, мне казалось, что я – это он. Так ходить было легче - настоящая походка степняка. И потом, когда его уже не было, эта походка меня выручала. Когда дорога была длинной, и больше не было сил идти, казалось еще шаг и упадешь, я вспоминала венкину походку, переходила на нее и можно было еще немножко пройти.

Он часто напевал одну песенку. Конечно, только слова без голоса и, главное без интонации, ничего не передадут, но я все-таки их напишу:

Пришел с наряда, что-то мне не спится,
Письмо я другу нынче написал,
Письмо в Москву, в далекую столицу,
Которой я ни разу не видал…

В ней звучала такая тоска о том, где не бывал, чего не видел. Как у Блока:

Заплачет сердце по чужой стороне…

Я и сейчас могу пропеть этот куплет со всеми тонкостями его интонации.

Однажды Венку, меня и еще одного парня послали в другой колхоз, довольно далеко за запчастями. Это было в декабре, а зима была холодная и буранная. Утром я пришла на конюшню. Венка уже запряг лошадь и ждал нас. На нем была необыкновенная одежда: плащ до земли из толстого сукна, сделанного из верблюжьей шерсти. Отдельные светлые волокна этой шерсти сверкали на ярком солнце золотом. У плаща была широкая круглая пелерина длиной ниже лопаток. Ее можно было в случае надобности накинуть на голову и полностью защитить голову и лицо от любого холода, ветра, снега. Все это было очень красиво, сказочно, театрально, словом передо мной был сам Добрыня Никитич. Придя в себя от изумления, я спросила: «Что это на тебе надето?» И услышала ответ: «Зипун». Представляете, это был зипун! Я его с детства встречала в русской классике, также как вы. В книгах его носили бедные крестьяне и обычно он встречался с эпитетами уничижительными: драный зипунишка и т.п. Мне всегда было жалко персонажей, которые носят зипун. Ну, русские писатели - печальники горя народного: крестьянин всегда бедный, зипун всегда драный. Могла ли я себе представить, что под этим названием скрывается самая красивая, самая живописная в мире одежда, да еще в моем случае надетая на самого удивительного человека. Кстати, зипун был новый, его, наверное, редко надевали только в самое холодное время в самые трудные поездки.

Однажды Венка может быть спас мне жизнь. Я шла в лесу по тропе. Нужно сказать, что наш поселок – Приуральный - стоял на высоком степном берегу Урала. Отсюда уже начиналась степь, может быть на тысячи километров. А через реку на низком берегу еще был лес. Так вот я шла в лесу по тропе и увидела перед собой собаку. Она стояла головой ко мне, опустив эту голову, и как бы не хотела, чтобы здесь шли. Я решила обойти ее, сделала шаг вбок с тропы и опять увидела ее прямо перед собой, когда она сошла с тропы, я не уловила, таким быстрым было ее движение. Я вернулась на тропу и она тоже. И так несколько раз. Потом я услышала сзади себя топот копыт. Кто-то скакал, кричал и стегал кнутом по веткам. Я оглянулась - это был Венка. Он соскочил с коня, схватил меня и спросил: «Ты сильно испугалась?» А у самого лицо было испуганное. «Чего испугалась? - спросила я, – собаки?» «Это волчица была - сказал Венка – у нее тут, наверное, берлога близко, а ты прешь прямо на нее».

Летом 43-го года Венку взяли на фронт. И это было всё.

Я уехала из Приурального осенью 44-го. От него ничего не было ни мне, ни его бабушке (он с бабушкой вдвоем жил). Я уехала в Киев, откуда мы эвакуировались, поступать в Политехнический институт. Я послала заявление, и меня вызвали. В Приуральном я оставила своим тамошним подругам адрес института. Но письма не получила. Или он не вернулся, или письмо не дошло. Думаю, первое вернее.

В 1980 году четверо моих киевских одноклассников оказались в Москве. Мы собрались в кафе. Моя лучшая школьная подруга вспомнила: «У тебя в эвакуации парень был, его кажется, звали…» Я автоматическим движением быстро прижала пальцы к губам. Она увидела мое лицо и оборвала фразу. Оказалось, говорить об этом еще очень больно. Я сама не ожидала такой пронзительной боли.

Иногда, когда я вынимаю письмо из почтового ящика, я сама себе шепчу: «Письмо в Москву, в далекую столицу, в которой я ни разу не бывал…»

http://tareeva.livejournal.com/4982.html

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#96 Прежде - служение другим

28 декабря 2009 11:37, Дракончик

rating66

Бог-Хранитель Вишну пригласил на пир как демонов, так и богов с ангелами.

Вишну усадил дьяволов по одну сторону, а богов и ангелов – по другую. Затем он обнес всех всевозможной хорошей и вкусной пищей. Перед тем как приступить к еде, он сказал, что они могут наслаждаться поданной пищей, но только при одном условии: никто не должен сгибать свои руки во время еды – руки должны оставаться прямыми.

Тогда демоны очень рассердились и потребовали разъяснения: “Как можно принимать пищу, не сгибая рук? Бог Вишну оскорбительно шутит над нами”. И, обвиняя его, они удалились голодными, ничего не попробовав.

Но ангелы, настроенные мирно, подумали: “Не ради же насмешки подано столько еды. Конечно, она не зря приготовлена. За этим должен скрываться какой-то смысл.”

Обычно боги и ангелы перед началом еды смотрят вокруг себя: не остался ли кто-то без пищи. Сначала они кладут первый кусочек в рот тому, у кого нет еды, и только следующий – себе в рот. Думая так, они обнаружили, что сидящие вокруг них голодны. Они взяли пищу и положили в рот другим, и при этом их руки оставались прямыми. Таким способом они подавали еду друг другу в рот и прекрасно наслаждались.

Это был урок-пример служения, сострадания и мира. О нем и хотел рассказать Бог Вишну. Научить других быть удовлетворенными, миролюбивыми и счастливыми – это искусство.

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#95 История смайлика

27 декабря 2009 10:40, Little Lo

rating82

Смайликами (от smile — улыбка) в Интернете называют значки, составленные из знаков препинания, букв и цифр, обозначающие какие-то эмоции. :-)

Вы думаете, что смайлик — это такое же изобретение всего человечества, как и колесо? Ничего подобного. У смайлика есть автор. Впервые жёлтую улыбающуюся рожицу нарисовал американский художник Харви Бэлл (Harvey Ball).

В начале 60-х в Америке начался процесс слияния крупных страховых компаний. Процесс шёл болезненно и начал сказываться на так называемой корпоративной морали сотрудников. Иными словами, неуверенность служащих в завтрашнем дне сделала их более раздражительными, растерянными и грустными.

Представители компании State Mutual Life Assurance Cos. of America решили поднять "боевой дух" своих сотрудников, то есть "заставить" служащих улыбаться всякий раз, когда они встречаются с клиентами, подходят к телефону или работают с документами.

Для достижения поставленной цели решено было провести не совсем обычную рекламную акцию, но нужен был яркий запоминающийся символ, и в декабре 1963 года страховщики пришли к Харви Бэллу.

Как позже признался Бэлл, на всю разработку у него ушло не более 10 минут. За работу ему заплатили 45 долларов, и это была вся прибыль, которую Бэлл когда-либо получал за смайлик: он даже не хотел регистрировать его как торговую марку, не защищал своё авторское право и, по словам его сына, Чарльза Бэлла (Charles Ball), никогда не жалел об этом: "Он не умел обращаться с деньгами. Он имел обыкновение говорить: "Эй, я могу одновременно есть только один бифштекс и не могу одновременно управлять несколькими автомобилями"".

Первый смайлик был прикреплен к булавке, то есть, сделан в виде значка и выдан служащим и клиентам компании.

Значки со смайликами имели успех. Они настолько понравились клиентам и агентам State Mutual Life Assurance Cos. of America, что компания вскоре заказала 10 тысяч таких значков.

Но известным всему миру смайлик стал лишь в 70-е, когда двое братьев из Испании придумала для смайлика слоган "Have a Happy Day".

Улыбка с таким девизом сразу стала хитом, и вскоре смайлик появился на эмблемах, открытках, футболках и бейсболках — одним словом, на всём, что может быть быстро продано.

Естественно, ни о каком авторском праве никто и не задумывался, а Почтовая служба США даже выпустила марку со смайликом Бэлла.

В 1971 году французский предприниматель по имени Франклин Лоуфрани (Franklin Loufrani) зарегистрировал улыбающееся лицо как торговую марку в более чем 80 странах. Лоуфрани утверждал, что это он изобрёл символ в 1968 году в Париже.

Лоуфрани основал корпорацию Smiley Licensing и за несколько лет сколотил приличное состояние по всему миру, обходя стороной Соединенные Штаты.

Бэлл не стал предъявлять иск Лоуфрани, но нашлись и другие "деятели", которые утверждали, что это они изобрели смайлик. В конце концов, уставший от всего этого Бэлл зарегистрировал свою версию улыбки, в которую включил свои инициалы.

Бэлл любил делать заявления о своём изобретении: "Никогда ещё в истории человечества и искусства не было ни одной работы, которая бы, распространившись столь широко, приносила столько счастья, радости и удовольствия. Не было ничего, сделанного так просто, но ставшего понятным всем".

Харви Бэлл — создатель смайлика и праздника World Smile Day.

Будучи уже пожилым человеком, Харви Бэлл окончательно определил свою миссию на Земле — он видел себя в качестве Международного посла счастья и даже придумал праздник — 1 октября — Международный День Улыбки (World Smile Day).

Он считал, что это должен быть день, "посвященный хорошему настроению и добрым делам", и проходить под лозунгом "Творите добро. Помогите одной улыбке".

Бэлл, очевидно, был счастливым человеком. Его дети утверждают, что он никогда не испытывал злобы и ненависти к тем, кто незаконно распространяет миллионы созданных им изображений.

Он умер 12 апреля 2001 года в возрасте 79 лет.

Основанную Харви Бэллом "Корпорацию мировой улыбки" (World Smile Corporation) возглавляет его сын Чарльз, который внимательнейшим образом следит за тем, кем и как используется марка: "Наша миссия создавать, продавать и лицензировать продукцию под маркой Harvey Ball Signature Smiley".

Подпись Харви Бэлла гарантирует подлинность изделия. Но что действительно важно — вся прибыль, произведённая World Smile Corporation после уплаты налогов, идёт на благотворительную деятельность. "Мы помогаем детям во всем мире. Никакая другая корпорация, использующая смайлики, не делает этого".

Улыбайтесь, друзья! :) :) :)

Проголосовать за историю Комментарии (2)
 

#94 Как благословить камень

26 декабря 2009 09:13, Дракончик

rating57

Жил один человек. Он принес Мастеру камень и сказал: “Пожалуйста, благослови этот камень!”

Мастер взял камень и положил его на землю. “Теперь он благословлен, – сказал он, – потому что он на своем месте. Находясь в руке, он всегда в неустойчивом положении, т. к. он зависит от тебя с того времени, когда ты поднял его и держишь в руке. Пусть он лежит на земле и занимает свое собственное место, чтобы быть спокойным и независимым. Теперь я благословляю тебя! Я благословляю тебя и твою душу!”

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#93 Добрые слова

25 декабря 2009 10:15, Илья

rating96

Однажды весенним спокойным днем пассажирский поезд с грохотом и лязгом несся по пригороду Токио. Наш вагон был относительно пуст — в нем ехали несколько домохозяек со» своими чадами и пожилые люди, отправившиеся за покупками. Я равнодушно смотрел из окна на пробегающие мимо убогие домики и запыленные живые изгороди.

На очередной станции двери вагона открылись, и неожиданно дневное спокойствие было нарушено мужчиной, который яростно выкрикивал нечленораздельные ругательства. Он прямо-таки ввалился в наш вагон. Это был крупный пьяный и грязный мужчина, одетый в рабочий комбинезон. Выкрикнув что-то, он бросился на женщину с ребенком на руках. От удара она оказалась на коленях у пожилой пары, ребенок чудом не пострадал.

Супружеская пара в испуге поспешила в другой конец вагона. Работяга нацелился пнуть женщину в спину, но промахнулся, и она сумела уклониться от удара. Это так рассердило пьяного, что он схватился за металлическую стойку в центре вагона и попытался вырва ть ее из опоры. Я заметил, что одна его рука была поранена и кровоточила. Поезд тронулся, находившиеся в вагоне пассажиры замерли от страха. Я встал.

Тогда, двадцать лет назад, я был молод и находился в хорошей форме. Последние три года я регулярно по восемь часов в день занимался айкидо — японской спортивной борьбой. Мне нравились броски и захваты. Я считал себя крутым. Беда состояла в том, что моя выучка не была проверена в настоящем бою. Нам, занимающимся айкидо, не разрешали бороться.
— Айкидо, — не раз повторял мой учитель, — искусство примирения. Тот, кто надумал бороться, нарушает свои связи со Вселенной. Если вы попытаетесь доминировать над людьми, вы уже потерпели поражение. Мы учимся, как разрешить конфликт, а не как начать его.

Я прислушивался к его словам. Я очень сильно старался. Я даже зашел так далеко, что переходил на другую сторону улицы, чтобы избежать столкновения с панками, которые крутятся вокруг железнодорожных станций. Моя снисходительность приводила меня в восторг. Я чувствовал себя одновременно си! льным и святым. Однако мне хотелось столкнуться с абсолютно законной возможностью, при которой я мог спасти невинных и наказать виновного.

— Вот оно! — сказал я себе, поднимаясь. — Люди в опасности. Если я быстро не предприму что-нибудь, кто-то может пострадать.
Видя, что я встал на ноги, пьяный понял, что ему есть на кого направить свой гнев.
— Ага! — заорал он. — Иностранец! Тебе нужно поучиться японским манерам!

Я взялся за ременную петлю над головой и бросил на пьяного презрительный взгляд. Я намеревался разделаться с ним, но он должен был сделать первый шаг. Я хотел рассердить его еще больше, для чего послал ему оскорбительный поцелуй.

— Отлично! — завопил он. — Сейчас я проучу тебя! — Он приготовился наброситься на меня.

За какую-то долю секунды до того, как он двинулся с места, кто-то крикнул: «Эй!». Это был оглушительный крик. Я помню, как странно радостно и воодушевленно он прозвучал — словно кто-то встретил человека, которого долго и безнадежно искал :
— Эй!

Я покачнулся влево, пьяный отклонился вправо. И мы оба уставились на маленького пожилого японца. Ему явно давно перевалило за семьдесят; этот небольшого роста джентльмен сидел в своем безукоризненно чистом кимоно. Он не обратил никакого внимания на меня, но его лицо лучилось навстречу работяге, словно у него был какой-то очень важный секрет, которым он собирался с ним поделиться.

— Иди-ка сюда, — обратился старик на своем родном языке к пьяному и помахал ему рукой. — Иди сюда и поговори со мной.
Забияка последовал на зов, словно его вели на веревке. Он встал перед старым человеком, воинственно расставив ноги, его крик заглушал стук колес.
— С какой это стати я стану с тобой разговаривать? Теперь пьяный стоял ко мне спиной. Если его локоть двинется хотя бы на миллиметр, я преподам ему урок. Старик продолжал лучезарно улыбаться.
— Что ты пил? — спросил он, и его глаза засветились любопытством.
— Я пил саке, — прорычал тот в ответ. — И это те бя не касается!
— О, это прекрасно, — ответил старик, — просто прекрасно! Видишь ли, я тоже люблю саке. Каждый вечер мы с женой (ей семьдесят шесть) разогреваем маленькую бутылочку саке, берем ее в сад и садимся на деревянную скамейку. Мы наблюдаем за закатом и смотрим, как поживает наша хурма. Это дерево посадил еще мой прадедушка, и мы беспокоимся, оправится ли оно от прошлогодних морозов. Однако наше дерево перенесло все даже лучше, чем я ожидал, принимая во внимание скудную почву. Очень приятно наблюдать за ним, когда у нас с собой саке, и мы с удовольствием проводим вечера на улице, даже если идет дождь! — Он взглянул на работягу, в глазах его горел озорной огонек.

Когда пьяный вслушивался в слова старика, его лицо начало постепенно смягчаться, а кулаки медленно разжались.
— Да, — сказал он. — Я тоже люблю хурму… — Его голос стих.
— Понимаю, — сказал старик, — и я уверен, что у тебя прекрасная жена.
— Нет, — ответил трудяга. — Моя жена умерла. — Тихо покачиваясь вместе с поездом, огромный детина начал рыдать. — У ме ня нет жены, у меня нет дома, у меня нет работы. Мне так стыдно за себя. — По его щекам катились слезы, спазм отчаяния пробежал по телу.

Я стоял со своей молодой выскобленной невинностью, со своей надуманной правотой и чувствовал себя грязнее, чем он.
Затем поезд дошел до моей остановки. Пока двери открывались, я слышал, как старик сочувственно причитал.
— Да, — говорил он, — ты действительно оказался в тяжелом положении. Присядь сюда и расскажи мне все.
Я повернулся, чтобы бросить последний взгляд на своих попутчиков. Рабочий уселся на сиденье и положил голову на колени старика. Старик нежно гладил его грязные спутанные волосы.

Когда поезд отошел, я присел на скамейку на станции.» То, чего я хотел достичь кулаками, было совершено добрыми словами. Я воочию увидел айкидо в действии, и сущностью его была любовь. Мне следует подходить к этому искусству борьбы с совершенно иных позиций. Пройдет немало времени, прежде чем я смогу разрешать конфликты с помощью слов.

Проголосовать за историю Комментарии (6)
 

#92 Сверчок в Нью-Йорке

24 декабря 2009 10:13, Славик

rating57

Один американец шел со своим другом-индейцем по людной улице Нью-Йорк Сити. Индеец внезапно воскликнул:

– Я слышу сверчка.

– Ты с ума сошел, – ответил американец, окинув взором переполненную людьми в час пик центральную улицу города.

Повсюду сновали автомобили, работали строители, над головой летали самолеты.

– Но я правда слышу сверчка, – настаивал индеец, двигаясь к цветочной клумбе, разбитой перед причудливым зданием какого-то учреждения.

Потом он нагнулся, раздвинул листья растений и показал своему другу сверчка, беспечно стрекочущего и радующегося жизни.

– Удивительно, – отозвался друг. – У тебя, должно быть, фантастический слух.

– Да нет. Все зависит от того, на что ты настроен, – объяснил он.

– Мне трудно в это поверить, – сказал американец.

– Ну смотри, – сказал он и рассыпал по обочине тротуара пригоршню монет.

Тут же прохожие завертели головами и полезли в свои карманы проверить, не у них ли просыпались деньги.

– Видишь, – блеснули глаза индейца, – все зависит от того, на что ты настроен.

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#91 Живите сегодня как в последний раз

23 декабря 2009 10:29, Дракончик

rating109

Когда жена Джорджа Карлина умерла, Карлин, известный острослов и сатирик 70-80-ых годов, написал эту невероятно выразительную статью, уместную и сегодня.

Парадоксом нашего времени является то, что мы имеем высокие строения, но низкую терпимость, широкие магистрали, но узкие взгляды.

Тратим больше, но имеем меньше, покупаем больше, но радуемся меньше.

Имеем большие дома, но меньшие семьи, лучшие удобства, но меньше времени.

Имеем лучшее образование, но меньше разума, лучшие знания, но хуже оцениваем ситуацию, имеем больше экспертов, но и больше проблем, лучшую медицину, но хуже здоровье.

Пьем слишком много, курим слишком много, тратим слишком безответственно, смеемся слишком мало, ездим слишком быстро, гневаемся слишком легко, спать ложимся слишком поздно, просыпаемся слишком усталыми, читаем слишком мало, слишком много смотрим телевидение и молимся слишком редко.

Увеличили свои притязания, но сократили ценности.

Говорим слишком много, любим слишком редко и ненавидим слишком часто.

Знаем, как выжить, но не знаем, как жить.

Добавляем года к человеческой жизни, но не добавляем жизни к годам.

Достигли Луны и вернулись, но с трудом переходим улицу и знакомимся с новым соседом.

Покоряем космические пространства, но не душевные.
Делаем большие, но не лучшие дела.

Очищаем воздух, но загрязняем душу. Подчинили себе атом, но не свои предрассудки. Пишем больше, но узнаем меньше.

Планируем больше, но добиваемся меньшего. Научились спешить, но не ждать. Создаем новые компьютеры, которые хранят больше информации и извергают потоки копий, чем раньше, но общаемся все меньше.

Это время быстрого питания и плохого пищеварения, больших людей и мелких душ, быстрой прибыли и трудных взаимоотношений. Время роста семейных доходов и роста числа разводов, красивых домов и разрушенных домашних очагов.

Время коротких расстояний, одноразовых подгузников, разовой морали, связей на одну ночь; лишнего веса и таблеток, которые делают все: возбуждают нас, успокаивают нас, убивают наc...

Время заполненных витрин и пустых складов. Время, когда технологии позволяют этому письму попасть к вам, в то же время позволяют вам поделиться им или просто нажать "Delete".

Запомните, уделяйте больше времени тем, кого любите, потому что они с вами не навсегда.

Запомните, скажите добрые слова тем, кто смотрит на вас снизу вверх с восхищением, потому что это маленькое существо скоро вырастет и его уже не будет рядом с вами.

Запомните и горячо прижмите близкого человека к себе, потому что это единственное сокровище, которое можете отдать от сердца, и оно не стоит ни копейки.

Запомните и говорите «люблю тебя» своим любимым, но сначала действительно почувствуйте.

Поцелуй и объятия могут поправить любую неприятность, когда идут от сердца.

Запомните и держитесь за руки и цените моменты, когда вы вместе, потому что однажды этого человека не будет рядом с вами.

Найдите время для любви, найдите время для общения и найдите время для возможности поделиться всем, что имеете сказать.
Потому что жизнь измеряется не числом вдохов-выдохов, а моментами, когда захватывает дух!

Джордж Карлин

Проголосовать за историю Комментарии (2)
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Хорошие истории в Telegram
Дорогие читатели, мы рады сообщить вам о том, что мы запустили канал хороших историй в Telegram:
https://t.me/goodstories_ru
Каждый день автоматически мы транслируем в канал по одной хорошей истории с сайта. Подписывайтесь, читайте истории в удобном формате и радуйтесь!
18 января 2017 10:37
 
Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14