Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#555 Маятник

15 сентября 2011 14:02, Аноним

rating77

В очередной раз убеждаюсь, что жизнь – это маятник и если ты идешь в гору – готовься, скоро наступит остановка и неумолимый спад. Зато, когда ты в самом низу и хуже быть уже не может, не унывай, а держись покрепче и жизнь сама тебя вынесет наверх к солнышку. Истина стара как мир, но пессимисты-самоубийцы в нее не верят и по глупости спрыгивают с маятника жизни в самой нижней точке... Это так же нелепо, как слезать с американских горок, находясь вниз головой...

Вез меня с ночной съемки старый армянин на баклажановой «ласточке». Дорога неблизкая и я отвлекал его от сна внимательным слушанием длинных историй о шаровых опорах, вкладышах и крестовинах.

Наконец я дождался того чего и ждал от подобных душевных ночных разговоров – историю о неумолимом жизненном маятнике, который даже солнышко заставляет вставать по утрам...

1988 год. Москва. На Казанский вокзал приехал племянник старого армянина – Арам. В кармане ни копейки, знакомых в Москве нет, а на руках трое малюсеньких детишек и жена. Дядя тоже помочь не мог, он тогда служил на Дальнем Востоке.

Арам с семьей бросил свою большую бакинскую квартиру и с одним чемоданом за последние деньги чудом влез на поезд до Москвы.

Ждать больше было невозможно, не сегодня - завтра азербайджанцы пришли бы и за их жизнями...

Жена и дети остались на вокзале, а муж - добытчик побрел по улицам в надежде найти хоть какую-нибудь работу и крышу для семьи...

Но куда ему идти, если даже сами москвичи в те времена не все ели досыта...? Араму были рады только московские менты, которые с удовольствием заглядывали в его нестиранные носки - не осталось ли в них чем поживиться?

Советское государство тоже как-то не рассчитывало, что эта горемычная семья живой доберется до столицы, сидели бы там у себя в Баку и ждали справедливости от азербайджанских товарищей... Все это лирика, самое страшное, что с утра у жены пропало молоко, вдобавок ко всему быстро кончились деньги, но менты как назло, все не кончались...

Голодный, потерянный и смертельно уставший Арам, сел на лавочку и стал обдумывать: что предпринять и как вернуться на вокзал к семье без денег и даже без молока? Обручальные кольца проели еще в поезде, продать больше нечего.

Мужчина был в самом низу жизненного маятника. Что делать?

Ничего, только покрепче держаться за маятник и не слететь во время неумолимого и стремительного движения вверх.

Ах да, можно еще просто поплакать, хуже-то уже не будет и мужчина сидя на лавочке горько заплакал закрыв лицо руками...

По дорожке шел человек, он заметив плачущего армянина, остановился, присел рядом и осторожно спросил:
- У Вас что-то случилось? Могу я чем-то помочь...?
- Арам не послал любопытного человека куда подальше, видимо ему было нужно излить кому-нибудь свою перегруженную душу:
- Случилось..? У меня все случилось! Сегодня мне нечем накормить семью, которая ждет меня на вокзале! Три дня назад у нас отобрали родной дом и выгнали как собак! Пять дней назад, топором зарубили мою маму, а я не смог ее даже похоронить... Завтра, я должен идти воровать, чтоб не умерли с голоду мои дети! Вот что случилось..!

Человек задумался, написал что-то на листке бумаги и протянул его Араму:
- Это мой телефон, не потеряйте. Завтра в 7-00 я жду Вашего звонка. Меня зовут Пол.

Этой ночью голодная семья не сомкнула глаз, Арам выучил номер наизусть, боясь потерять бумажку и ходил вокруг телефонной будки, каждую минуту поглядывая на вокзальные часы...

Наступивший день был самым длинным и самым важным в жизни этой простой, советской семьи...

Пол оказался сотрудником американского посольства, он запустил мощные государственные механизмы и уже вечером армянская семья за деньги госдепа, стремительно неслась на маятнике жизни все вверх и вверх через Атлантический океан...

Источник: http://storyofgrubas.livejournal.com

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#554 Кактус и Роза

13 сентября 2011 12:27, Дракончик

rating82

Эта история произошла давным-давно. Некоторые считают её человеческой выдумкой. Но это потому, что они не понимают языка цветов. А цветы не умеют обманывать. У Розы, нежной и беззащитной, был день рождения. Все цветы приготовили ей свои подарки. Это были лепестки с капельками росы. В саду все готовились к празднику. Только один кактус в своём глиняном горшке наблюдал из окна за праздничной суетой. Он думал: "Роза так прекрасна! А я такой неуклюжий, безобразный со своими колючками. Нет, не для меня её день рождения".

Но Роза была не только прекрасная, но и очень чуткая. Она как будто угадала печальные мысли кактуса. И попросила знакомую бабочку передать ему, чтобы он обязательно пришёл, ведь дружба дороже всех подарков. Кактус очень обрадовался и пообещал бабочке, что обязательно придёт. Он подумал: "Я, кажется, понял, что нужно Розе".

Наконец наступил день рождения Розы. Она встречала гостей во всём расцвете своей удивительной красоты. Последним к ней подошёл кактус и сказал ей: "Я желаю тебе всего самого хорошего. Но ты такая беззащитная, тебя так легко обидеть. Вот я и решил подарить тебе вот это". Кактус протянул Розе колючую шубку. "Спасибо тебе, дорогой друг, мне очень недоставало вот такой шубки. Я знаю и помню, что и у тебя сегодня тоже день рождения. Прими и ты мой подарок". Роза протянула ему нежно пахнущий бело-восковый бутон.

С тех пор она носит колючую защитную шубку, а Кактус цветёт раз в году в свой день рождения красивыми цветами.

Автор: Маргарита Сурудина, 13 лет

Проголосовать за историю Комментарии (14)
 

#553 Оценка "неудовлетворительно"

13 сентября 2011 12:15, Аноним

rating79

Мой друг Монти Роберте — владелец ранчо в Сан-Исидро. Он пригласил меня погостить в его доме. Когда я был у него в последний раз, он представил меня обитателям ранчо.

— Я хочу рассказать вам, почему пригласил к себе Джека. Это старая история о молодом человеке, семья которого занималась тренировкой лошадей, переезжая с места на место, с фермы на ферму, с ранчо на ранчо. Из-за частых переездов парень постоянно прерывал учебу в школе.

Когда он был в выпускном классе, учеников попросили написать сочинение о том, чем они мечтают заняться после окончания школы.

В тот вечер он исписал семь страниц, рассказывая о своей мечте стать владельцем ранчо. Он рассказывал очень подробно о своей будущей жизни, даже начертил схему ранчо размером в 200 акров, указав расположение домов, конюшен и тренировочных полей. Затем парень начертил подробный план дома в 4000 квадратных футов, в котором он мечтает жить.

На следующее утро молодой человек отнес сочинение, представлявшее детальный проект его будущей жизни, в школу и отдал учителю. Через два дня учитель вернул сочинение обратно. На первой странице была начертана большая красная буква "F" (неудовлетворительно) и написано: "Останься после уроков".

Парень, мечтавший о лошадях и ранчо, подошел к учителю и спросил:

— Почему вы поставили мне неудовлетворительную оценку?

Учитель ответил:

— Твоя мечта стать владельцем ранчо и разводить лошадей нереальна. У тебя нет денег. Твоя семья постоянно переезжает с места на место. Как ты собираешься разводить лошадей, когда даже одна лошадь стоит чрезвычайно дорого? Ты пишешь, что хочешь купить землю, племенной табун... Ты никогда не сможешь этого сделать, потому что у тебя нет и никогда не будет денег. — А потом учитель добавил: — Если напишешь другое сочинение, в котором расскажешь о каком-нибудь обычном, реальном и выполнимом желании, я изменю неудовлетворительную отметку на положительную.

Парень вернулся домой и обдумывал предложение учителя весь вечер. Он спросил у отца, как ему поступить, и тот ответил:

— Сынок, ты должен жить своим умом. Я считаю, что тебе следует самому принять решение.

Прошла неделя, и молодой человек, не исправив в сочинении ни слова, вернул его учителю.

— Пусть у меня будет неудовлетворительная оценка, но мечту свою я не предам, — заявил он.

Затем Монти повернулся к слушавшим его людям и произнес:

— Я рассказал вам обо всем этом потому, что вы находитесь в доме размером 4000 квадратных футов, расположенном на ранчо в 200 акров. А то школьное сочинение о моей мечте до сих пор висит в рамке на стене возле камина. Но у моей истории есть продолжение. Два года назад, летом, тот школьный учитель привез пожить на моем ранчо тридцать учеников. Уезжая, он сказал мне: "Когда я был твоим учителем, то чувствовал себя человеком, который ворует у других людей мечты. Все эти годы я занимался тем, что обкрадывал детей. К счастью, ты оказался крепким парнем и не позволил мне искалечить тебе жизнь".

Никому не позволяйте воровать ваши мечты! Живите сердцем — это самое главное в жизни.

Автор: Джек Кэнфилд

Проголосовать за историю Комментарии (3)
 

#552 Земля родная

8 сентября 2011 09:46, Дракончик

rating48

Земля, земля родная. Она необычно красива и достойна любви человека. Она хороша в любое время года. Летом, когда расцвечен луг пёстрым душистым разнотравьем, словно нарядный ковёр. Осенью, когда золотые листочки-бабочки плавно кружась опускаются на чёрную землю, будто прикрывают её мягким одеялом, убаюкивая на долгие зимние деньки. Зимой, когда ослепительно белое пушистое покрывало накрывает матушку-землю, спрятав все неровности, ямы, выбоины и радует глаз своим великолепием и нежностью. Весной, когда свежевспаханные борозды чёрными стрелами устремляются к горизонту. Лёгкий пар исходит от рассыпающихся пластов земли, растворяясь в ярких весенних лучах солнца.

Много запахов на свете, но запах земли не сравнить ни с чем. Земля пахнет цветущими садами, в ней запах бушующих на ветру зелёно-синих волн травы, свежесть игривого лёгкого движения воздуха…, а ещё благодатный аромат хлебов. Земля наша обильна и богата, надо только относиться к ней с душой, по-хозяйски.

Земля родная… Я низко кланяюсь тебе.

Автор: Ольга Грицай, г. Добринка, Липецкая обл.

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#551 Как я строю мое будущее

8 сентября 2011 09:41, Дракончик

rating72

Дорогой учитель.

Сегодня мамочка плакала. Мамочка спросила меня "Джоди, ты знаешь зачем ты ходишь в школу?" Я сказала, что не знаю. А она сказала, что мы будем строить мне будущее. Я спросила: "Что это за будущие, на что оно похоже?" Мамочка сказала: "Я не знаю Джоди. Никто не может его увидеть, только ты сама, Джоди. Не беспокойся, ты увидишь его." И тогда она заплакала и сказала: "Джоди, я люблю тебя."

Мамочка говорит, что все должны очень сильно стараться сделать нам детям будущее самым хорошим в мире.

Учитель, можем мы сегодня начать строить мне это самое будущее? Не могли бы вы очень сильно постараться сделать его самым хорошим для мамочки и меня?

Я люблю вас, учитель.

С любовью, Джоди.

Источник неизвестен

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#550 Птица в клетке

6 сентября 2011 09:48, Слава

rating64

Каждый день возвращаясь из школы, Андрюша проходил мимо одного и того же дома. Там в окне этого старого дома, если приглядеться, можно было увидеть птицу в клетке. Птица никогда не пела, не играла, она словно пребывала в спящем состоянии. Андрюша порой думал, что она неживая, но иногда все-таки птица приходила в движение. Очень странную вещь заметил он - через определенное время одна клетка заменялась на другую. И на заднем дворе дома порой можно было увидеть старые клетки... В этом доме жил старик Калин, все ребята в округе очень боялись его. Он-то и был хозяином птицы.

"Птица должна летать, птица должна быть свободной, ее жизнь - это полет свободы." Так думал Андрюша. И однажды, когда старик куда-то отлучился, мальчик пробрался в дом, открыл окно, поставил рядом клетку и отворил в ней маленькую дверцу вверху. "Теперь ты свободна, лети!" - сказал он. Птица долго смотрела на открытую дверцу, затем скакнула на ее порог, взглянула на клетку последний раз и... полетела. Крик "Ура-а-а-а!" оживил улицу, когда Андрюша увидел этот полет счастья.

В дверях появился старик Калин. "О, моя птица, моя птица улетела!" - прохрипел он. Андрюша так испугался, что даже потом не мог вспомнить как выпрыгнул в окно и со всех ног помчался куда глаза глядят. Старик высунулся в окошко и прокричал ему в след:

- Ты освободил птицу из клетки, глупый мальчишка! Но кто освободит душу из клетки твоего тела!?

Источник: goodstories.ru

Проголосовать за историю Комментарии (16)
 

#549 Красные башмаки

6 сентября 2011 09:46, Щебетун Олеся

rating44

Жила-была девочка, премиленькая, прехорошенькая, но очень бедная, и летом ей приходилось ходить босиком, а зимою - в грубых деревянных башмаках, которые ужасно натирали ей ноги.

В деревне жила старушка башмачница. Вот она взяла да и сшила, как умела, из обрезков красного сукна пару башмачков. Башмаки вышли очень неуклюжие, но сшиты были с добрым намерением, - башмачница подарила их бедной девочке.

Девочку звали Карен.

Она получила и обновила красные башмаки как раз в день похорон своей матери.

Нельзя сказать, чтобы они годились для траура, но других у девочки не было; она надела их прямо на голые ноги и пошла за убогим соломенным гробом.

В это время по деревне проезжала большая старинная карета и в ней - важная старая барыня.

Она увидела девочку, пожалела и сказала священнику:
- Послушайте, отдайте мне девочку, я позабочусь о ней.

Карен подумала, что все это вышло благодаря ее красным башмакам, но старая барыня нашла их ужасными и велела сжечь. Карен приодели и стали учить читать и шить. Все люди говорили, что она очень мила, зеркало же твердило: "Ты больше чем мила, ты прелестна".

В это время по стране путешествовала королева со своей маленькой дочерью, принцессой. Народ сбежался ко дворцу; была тут и Карен. Принцесса, в белом платье, стояла у окошка, чтобы дать людям посмотреть на себя. У нее не было ни шлейфа, ни короны, зато на ножках красовались чудесные красные сафьяновые башмачки; нельзя было и сравнить их с теми, что сшила для Карен башмачница. На свете не могло быть ничего лучшего этих красных башмачков!

Карен подросла, и пора было ей конфирмоваться; ей сшили новое платье и собирались купить новые башмаки. Лучший городской башмачник снял мерку с ее маленькой ножки. Карен со старой госпожой сидели у него в мастерской; тут же стоял большой шкаф со стеклами, за которыми красовались прелестные башмачки и лакированные сапожки. Можно было залюбоваться на них, но старая госпожа не получила никакого удовольствия: она очень плохо видела. Между башмаками стояла и пара красных, они были точь-в-точь как те, что красовались на ножках принцессы. Ах, что за прелесть! Башмачник сказал, что они были заказаны для графской дочки, да не пришлись по ноге.
- Это ведь лакированная кожа? - спросила старая барыня. - Они блестят!
- Да, блестят! - ответила Карен.

Башмачки были примерены, оказались впору, и их купили. Но старая госпожа не знала, что они красные, - она бы никогда не позволила Карен идти конфирмоваться в красных башмаках, а Карен как раз так и сделала.

Все люди в церкви смотрели на ее ноги, когда она проходила на свое место. Ей же казалось, что и старые портреты умерших пасторов и пасторш в длинных черных одеяниях и плоеных круглых воротничках тоже уставились на ее красные башмачки. Сама она только о них и думала, даже в то время, когда священник возложил ей на голову руки и стал говорить о святом крещении, о союзе с богом и о том, что она становится теперь взрослой христианкой. Торжественные звуки церковного органа и мелодичное пение чистых детских голосов наполняли церковь, старый регент подтягивал детям, но Карен думала только о своих красных башмаках.

После обедни старая госпожа узнала от других людей, что башмаки были красные, объяснила Карен, как это неприлично, и велела ей ходить в церковь всегда в черных башмаках, хотя бы и в старых.

В следующее воскресенье надо было идти к причастию. Карен взглянула на красные башмаки, взглянула на черные, опять на красные и - надела их.

Погода была чудная, солнечная; Карен со старой госпожой прошли по тропинке через поле; было немного пыльно.

У церковных дверей стоял, опираясь на костыль, старый солдат с длинною, странною бородой: она была скорее рыжая, чем седая. Он поклонился им чуть не до земли и попросил старую барыню позволить ему смахнуть пыль с ее башмаков. Карен тоже протянула ему свою маленькую ножку.
- Ишь, какие славные бальные башмачки! - сказал солдат. - Сидите крепко, когда запляшете!
И он хлопнул рукой по подошвам.
Старая барыня дала солдату скиллинг и вошла вместе с Карен в церковь.

Все люди в церкви опять глядели на ее красные башмаки, все портреты - тоже. Карен преклонила колена перед алтарем, и золотая чаша приблизилась к ее устам, а она думала только о своих красных башмаках, - они словно плавали перед ней в самой чаше.

Карен забыла пропеть псалом, забыла прочесть "Отче наш".

Народ стал выходить из церкви; старая госпожа села в карету, Карен тоже поставила ногу на подножку, как вдруг возле нее очутился старый солдат и сказал:
- Ишь, какие славные бальные башмачки! Карен не удержалась и сделала несколько па, и тут ноги ее пошли плясать сами собою, точно башмаки имели какую-то волшебную силу. Карен неслась все дальше и дальше, обогнула церковь и все не могла остановиться. Кучеру пришлось бежать за нею вдогонку, взять ее на руки и посадить в карету. Карен села, а ноги ее все продолжали приплясывать, так что доброй старой госпоже досталось немало пинков. Пришлось наконец снять башмаки, и ноги успокоились.

Приехали домой; Карен поставила башмаки в шкаф, но не могла не любоваться на них.

Старая госпожа захворала, и сказали, что она не проживет долго. За ней надо было ухаживать, а кого же это дело касалось ближе, чем Карен. Но в городе давался большой бал, и Карен пригласили. Она посмотрела на старую госпожу, которой все равно было не жить, посмотрела на красные башмаки - разве это грех? - потом надела их - и это ведь не беда, а потом... отправилась на бал и пошла танцевать.

Но вот она хочет повернуть вправо - ноги несут ее влево, хочет сделать круг по зале - ноги несут ее вон из залы, вниз по лестнице, на улицу и за город. Так доплясала она вплоть до темного леса.

Что-то засветилось между верхушками деревьев. Карен подумала, что
это месяц, так как виднелось что-то похожее на лицо, но это было лицо старого солдата с рыжею бородой. Он кивнул ей и сказал:
- Ишь, какие славные бальные башмачки!

Она испугалась, хотела сбросить с себя башмаки, но они сидели крепко; она только изорвала в клочья чулки; башмаки точно приросли к ногам, и ей пришлось плясать, плясать по полям и лугам, в дождь и в солнечную погоду, и ночью и днем. Ужаснее всего было ночью!
Танцевала она танцевала и очутилась на кладбище; но все мертвые спокойно спали в своих могилах. У мертвых найдется дело получше, чем пляска. Она хотела присесть на одной бедной могиле, поросшей ди кою рябинкой, по не тут-то было! Ни отдыха, ни покоя! Она все плясала и плясала... Вот в открытых дверях церкви она увидела ангела в длинном белом одеянии; за плечами у него были большие, спускавшиеся до самой земли крылья. Лицо ангела было строго и серьезно, в руке он держал широкий блестящий меч.

- Ты будешь плясать, - сказал он, - плясать в своих красных башмаках, пока не побледнеешь, не похолодеешь, не высохнешь, как мумия! Ты будешь плясать от ворот до ворот и стучаться в двери тех домов, где живут гордые, тщеславные дети; твой стук будет пугать их! Будешь плясать, плясать!..

- Смилуйся! - вскричала Карен.

Но она уже не слышала ответа ангела - башмаки повлекли ее в калитку, за ограду кладбища, в поле, по дорогам и тропинкам. И она плясала и не могла остановиться.

Раз утром она пронеслась в пляске мимо знакомой двери; оттуда с пением псалмов выносили гроб, украшенный цветами. Тут она узнала, что старая госпожа умерла, и ей показалось, что теперь она оставлена всеми, проклята, ангелом господним.

И она все плясала, плясала, даже темною ночью. Башмаки несли ее по камням, сквозь лесную чащу и терновые кусты, колючки которых царапали ее до крови. Так доплясала она до маленького уединенного домика, стоявшего в открытом поле. Она знала, что здесь живет палач, постучала пальцем в оконное стекло и сказала:
- Выйди ко мне! Сама я не могу войти к тебе, я пляшу!

И палач отвечал:
- Ты, верно, не знаешь, кто я? Я рублю головы дурным людям, и топор мой, как вижу, дрожит!
- Не руби мне головы! - сказала Карен. - Тогда я не успею покаяться в своем грехе. Отруби мне лучше ноги с красными башмаками.

И она исповедала весь свой грех. Палач отрубил ей ноги с красными башмаками, - пляшущие ножки понеслись по полю и скрылись в чаще леса.

Потом палач приделал ей вместо ног деревяшки, дал костыли и выучил ее псалму, который всегда поют грешники. Карен поцеловала руку, державшую топор, и побрела по полю.
- Ну, довольно я настрадалась из-за красных башмаков! - сказала она. - Пойду теперь в церковь, пусть люди увидят меня!

И она быстро направилась к церковным дверям: вдруг перед нею заплясали ее ноги в красных башмаках, она испугалась и повернула прочь.

Целую неделю тосковала и плакала Карен горькими слезами; но вот настало воскресенье, и она сказала:
- Ну, довольно я страдала и мучилась! Право же, я не хуже многих из тех, что сидят и важничают в церкви!

И она смело пошла туда, но дошла только до калитки, - тут перед нею опять заплясали красные башмаки. Она опять испугалась, повернула обратно и от всего сердца покаялась в своем грехе.

Потом она пошла в дом священника и попросилась в услужение, обещая быть прилежной и делать все, что сможет, без всякого жалованья, из-за куска хлеба и приюта у добрых людей. Жена священника сжалилась над ней и взяла ее к себе в дом. Карен работала не покладая рук, но была тиха и задумчива. С каким вниманием слушала она по вечерам священника, читавшего вслух Библию! Дети очень полюбили ее, но когда девочки болтали при ней о нарядах и говорили, что хотели бы быть на месте королевы, Карен печально качала головой.

В следующее воскресенье все собрались идти в церковь; ее спросили, не пойдет ли она с ними, но она только со слезами посмотрела на свои костыли. Все отправились слушать слово божье, а она ушла в свою каморку. Там умещались только кровать да стул; она села и стала читать псалтырь. Вдруг ветер донес до нее звуки церковного органа. Она подняла от книги свое залитое слезами лицо и воскликнула:
- Помоги мне, Господи!

И вдруг ее всю осияло, как солнцем, - перед ней очутился ангел господень в белом одеянии, тот самый, которого она видела в ту страшную ночь у церковных дверей. Но теперь в руках он держал не острый меч, а чудесную зеленую ветвь, усеянную розами. Он коснулся ею потолка, и потолок поднялся высоко-высоко, а на том месте, до которого дотронулся ангел, заблистала золотая звезда. Затем ангел коснулся стен - они раздались, и Карен увидела церковный орган, старые портреты пасторов и пасторш и весь народ; все сидели на своих скамьях и пели псалмы. Что это, преобразилась ли в церковь узкая каморка бедной девушки, или сама девушка каким-то чудом перенеслась в церковь?.. Карен сидела на своем стуле рядом с домашними священника, и когда те окончили псалом и увидали ее, то ласково кивнули ей, говоря:
- Ты хорошо сделала, что тоже пришла сюда, Карен!
- По милости Божьей! - отвечала она.

Торжественные звуки органа сливались с нежными детскими голосами хора. Лучи ясного солнышка струились в окно прямо на Карен. Сердце ее так переполнилось всем этим светом, миром и радостью, что разорвалось. Душа ее полетела вместе с лучами солнца к Богу, и там никто не спросил ее о красных башмаках.

Автор: Ганс Христиан Андерсен

Проголосовать за историю Комментарии (1)
1 ... 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 ... 135
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14
 
500 историй
Количество историй на сайте достигло 500. Спасибо всем за участие, проявленные доброту и тепло!
23 июня 2011 16:51