Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#492 Почетный пожарный

12 июня 2011 19:19, Дракончик

rating90

Двадцатишестилетняя мать смотрела на своего сына, который умирал от лейкемии. Хотя у нее сердце разрывалось от горя, она была преисполнена решимости. Как и другие родители, она хотела, чтобы ее сын вырос и осуществил свои мечты. Однако это было уже невозможно, в чем была повинна болезнь. Но мать по-прежнему хотела, чтобы мечты ее сына стали реальностью.

Она взяла сына за руку и спросила:

— Бопси, ты когда-нибудь задумывался над тем, кем хочешь стать, когда вырастешь?

— Мама, я всегда хотел стать пожарным, когда вырасту. Мать улыбнулась и сказала:

— Посмотрим, сможем ли мы исполнить твое желание.

Позднее тем же днем она отправилась в местное пожарное отделение в городе Фениксе, штат Аризона, где встретила пожарного Боба, сердце которого было таким же большим, как у птицы Феникс. Она рассказала ему о последнем желании сына и спросила, можно ли ее шестилетнему Бопси проехаться по кварталу на пожарной машине.

— Подождите, мы можем сделать кое-что поинтереснее, — сказал Боб. — Если вы успеете подготовить вашего сына к семи часам утра в среду, мы сделаем его почетным пожарным на целый день. Он может прийти на пожарную станцию, поесть вместе с нами и выехать на все пожарные вызовы в городе. А если вы дадите нам его размеры, мы сошьем ему настоящую форму, с настоящим шлемом — не игрушечным — с эмблемой пожарного депо города Феникса на нем. Их производят здесь же, в городе, так что мы быстро управимся.

Три дня спустя Боб заехал за Бопси, одел его в пожарную форму и проводил из больничной палаты на станцию, где его ожидали крюк и пожарная лестница. Бопси посадили в пожарную машину, и он помогал пригнать ее в пожарное депо. Он был на седьмом небе от счастья.

В тот день в Фениксе было три вызова по поводу пожара, и Бопси выезжал во всех трех случаях. Он ездил на пожарной машине, карете "скорой помощи" и даже на машине начальника пожарного депо. Его также снимали на видео для программы местных новостей.

После того как его мечта исполнилась, ощутив любовь и внимание окружавших его людей, он был так глубоко растроган, что прожил еще три месяца, чего не мог предвидеть ни один врач.

Но однажды ночью жизненные силы мальчика начали быстро покидать его; старшая медсестра, которая верила в то, что никто в хосписе не должен умирать в одиночку, начала собирать по телефону в больницу всех членов семьи Бопси. Затем она вспомнила день, который Бопси провел, помогая пожарным; она позвонила начальнику пожарного депо и попросила прислать в госпиталь пожарного в форме, чтобы он был рядом с Бопси, когда тот станет отходить в мир иной.

Начальник ответил:

— Мы сделаем по-другому. Мы приедем через пять минут. Пожалуйста, окажите мне любезность. Когда вы услышите вой сирен и увидите светящиеся огни, предупредите по системе оповещения, что пожара нет. Просто пожарное отделение прибыло, чтобы еще раз увидеть своего славного члена. И пожалуйста, откройте в его комнате окно. Заранее благодарим.

Пожарная машина с лестницами и крюками прибыла через пять минут. Пожарные выдвинули свою лестницу до третьего этажа, и четырнадцать пожарных-мужчин и две женщины-пожарные поднялись в палату Бопси. С разрешения его матери они обнимали его, держали на руках и говорили, как крепко они его любят.

На последнем дыхании Бопси посмотрел на начальника пожарной команды и спросил:

— Шеф, теперь я действительно пожарный?

— Конечно, Бопси, — ответил мужчина.

С этими словами Бопси улыбнулся и навеки закрыл глаза.

Авторы: Джек Кэнфилд и Марк В, Хансен

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#491 Проход запрещен

12 июня 2011 19:11, Дракончик

rating63

Однажды писатель Карел Чапек отдыхал в маленьком городке, где у каждого жителя его дом буквально — утопал в садах. А была весна. Жители города очень гордились своими садами и своими цветами, но самыми красивыми весенними цветами были все-таки те, что росли дичком, в полях и на пустырях. Это были какие-то желтенькие цветочки, которые знают все в Чехии и которые символизируют там приход Настоящей весны. Чапек тоже любил эти цветы и зная, что возвращается скоро в Прагу (где этого буйства, конечно, нет) решил прихватить с собой в поезд целую охапку, чтобы тут же раздать пражским знакомым.

Дело в том, что пока он сидел в том городе, к нему под окно каждый день прибегала немая девчонка — местная дурочка. Она, зная, что писатель любит именно эти цветы, носила ему их почти каждый день. Он даже уставал от такого количества букетов. Да что с дурочки возьмешь? Носит — и все тут.

А за день до отъезда дурочка как назло куда-то запропастилась... И писатель, не дождавшись ее, решил сам купить у торговок свой весенний букет. Но не тут-то было! Все логи, пустыри, не говоря уж о палисадниках, были оборваны, а торговки, все как одна, утверждали, что цветы — к сожалению, отошли.

Упрямый Чапек нанял местных мальчишек, чтобы те прочесали окрестности, но результаты были плачевны. В конце концов Чапек отправился за цветами сам, со своими приятелями. Они долго бродили с местными старожилами по всем заветным кочкам, и каждый божился, что уж его-то местечко будет «рыбным»... Нет! Все, что попадалось, было жалким подобием того желтого великолепия, которое каждый день видел у себя на рабочем столе Карел Чапек. Везти же такое в Прагу — об этом и речи не шло.

И вот, бродя с этим грустными мыслями по задворкам тупиковой железнодорожной ветки, куда завели его приятели, Чапек обнаружил, что ходят они кругами, так как надпись на гнилом заборе «Проход запрещен» он читает уже в четвертый раз! Чапек остановился без каких-либо мыслей. Однако, что это там желтеет за забором?!.. Он подходит поближе, толкает НЕЗАПЕРТУЮ калитку с вбитым в нее объявлением, идет между рабочих подсобок и... о, чудо! Целые плантации кустов, не успевших еще отцвести! Видно они начали цвести позже и теперь нагоняют, как отстающий от расписания поезд.

Так вот откуда дурочка таскала ему букеты! Так вот почему никто (!) включая местных мальчишек, не смог найти ему букет, даже за хорошую плату. Они, послушные букве закона, ЧИТАЛИ, ЧТО НАПИСАНО.

А написано было, как Вы помните, «Проход запрещен». Один из приятелей Чапека, чиновник железной дороги, увидел эту табличку и стал смеяться:

— Какие же мы ослы! Эта табличка висит с тех пор, как в войну здесь хранились боеприпасы, а теперь и забор уже сгнил и табличка дышит на ладан, но вот поди ж ты — у всех нас на нее одинаковая реакция. Надо будет снять...

Чапек ехал с букетом в Прагу и думал: «Что нужно сделать для того, чтобы быть как эта глухонемая дурочка?» Ведь иначе не видать ему никогда свежих весенних цветов, как своих ушей. Да и много чего еще — не видать.

Источинк: http://live-and-learn.ru

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#490 Любимая булочка

12 июня 2011 18:59, Аноним

rating88

Муж и жена прожили вместе 30 лет. В день 30-летия совместной жизни жена, как обычно, испекла булку — она пекла ее каждое утро, это было традицией. За завтраком она разрезала ее поперек, намазала маслом обе части, и как обычно, подает мужу верхнюю часть, но на полпути рука ее остановилась...

Она подумала: "В день нашего тридцатилетия я хочу сама съесть эту румяную часть булочки; я о ней мечтала 30 лет. В конце концов, я 30 лет была примерной женой, я вырастила ему прекрасных сыновей, была верной и хорошей любовницей, вела хозяйство, столько сил и здоровья положила на нашу семью".

Приняв это решение, она подает нижнюю часть булочки мужу, а у самой рука дрожит — нарушение 30-летней традиции! А муж, взяв булочку, сказал ей: "Какой неоценимый подарок ты мне сделала сегодня, любимая! 30 лет я не ел свою любимую, нижнюю часть булочки, потому что считал, что она по праву принадлежит тебе"

Автор неизвестен

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#489 Китайский дар

9 июня 2011 09:50, Дракончик

rating73

Когда я был в Китае последний раз, то со мной произошла удивительная история. Я был там с китайской олимпийской командой по тяжелой атлетике и они показывали мне Пекин. На самом деле, он водили меня из одного храма в другой. Верьте мне, в Китае храмов больше, чем у фирмы «К-Марта» «особых предложений». Прошло четыре часа после начала экскурсии и, когда у меня от храмов уже стало рябить в глазах, они все стали казаться мне одинаковыми. Поэтому, я решил погулять самостоятельно, чтобы посмотреть, что еще есть в Китае, кроме храмов. Я прошел, должно быть, не более трех миль, когда неожиданно я понял, что я потерялся. Хотя, я не совсем потерялся. Дорога просто разделялась на две и я не мог вспомнить, по какой я спустился. Моя главная проблема заключалась в том, что если я выберу не ту дорогу, то не поспел бы на встречу с другими лифтерами. Мне нужен был какой-нибудь транспорт — причем срочно. Конечно, в Китае ни у кого нет автомобиля — они просто не могут позволить себе такую вещь. Но почти у каждого есть велосипед. Поэтому, я стал искать кого-нибудь, кто мог был мне дать на время велосипед. Удача улыбнулась мне — я увидел молодую девушку-крестьянку, она проходила мимо, и у нее был старый побитый велосипед. Я знаю, что я скажу банальную вещь, но за все три дня пребывания в Китае я не встречал более красивой женщины, чем та девушка. У нее были черные как уголь глаза цвета ламповой сажи, красивая оливкового цвета кожа и тело...

После того, как я ее остановил, я попытался объяснить ей на китайском мою дилемму. Я подумал, что если мне удастся сочинить какую-нибудь слезливую историю, то она даст мне велосипед в аренду по более дешевой цене. К моему удивлению, как только она поняла, что я потерялся, он слезла с велосипеда и дала его мне. Еще более удивительным был тот факт, что она отказалась брать от меня какие-либо деньги в обмен на велосипед. Мне было стыдно забирать у нее велосипед вот так, без денег, но у меня просто не было времени, чтобы уговаривать ее. Поэтому, я запрыгнул на ее велосипед и поехал искать других лифтеров. К счастью, я выбрал правильную дорогу и встретился с ними как раз в тот момент, когда они выходили из очередного храма, построенного в честь … ну, неважно кого. После того, как я объяснил им, что произошло со мной, мы договорились, что мы встретимся в ближайшем ресторане, когда я верну велосипед.

Пока я ехал на велосипеде обратно, я начал думать о том, что сделала для меня эта крестьянка. Я нисколько не сомневался в том, что кроме велосипеда у нее больше ничего не было. Ну, может быть, дом. Если у нее был дом. И вот к ней подходит иностранец, которого она до этого в глаза не видела, и она отдает ему одну из своих главных драгоценностей. Она не имела никаких гарантий, что я верну этот велосипед ей. Более того, что она могла сделать, если я не верну его ей? Ничего. Она полностью доверилась мне.

Чем больше я думал об этом, тем больше убеждался, что то, что она отдала мне свой велосипед, было, на самом деле, поразительным актом доверия и доброты. Мы можете, к примеру, представить себе, чтобы кто-нибудь в Америке отдал кому-нибудь свой велосипед или машину — а тем более иностранцу? Давайте скажем правду — если иностранец спросит в Америке у прохожих, сколько времени, то большинство американцев просто пройдут мимо, не ответив ему. Да большинство американцев просто пройдут мимо, даже если время будет спрашивать американец.

Что же, я подумал, что если она отнеслась ко мне с такой добротой, то я сделаю для нее тоже самое. Я решил, что я дам ей 200 юаней за то, что она позволила мне воспользоваться своим велосипедом. В нашей валюте это обозначает примерно 60 долларов — это примерно трехмесячная зарплата крестьянина в Китае. Когда я вернулся к ней, я обнаружил, что девушка сидит на обочине дороги и ждет меня. После того, как я поблагодарил ее, я вытащил из бумажника 200 юаней и протянул ей. Она тут же вернула мне деньги обратно, покачала головой и подарила мне такую улыбку, что я абсолютно растаял. Я попытался снова дать ей деньги, но она снова отказалась от них.

Я знаю, что это звучит глупо, но когда я стоял там и смотрел на нее, то я просто физически ощущал, как она излучает любовь и тепло. Я также понял, что деньги в той ситуации были неуместны. Дар — это то, что дается от сердца, дается без ожидания получить взамен похвалу или награду. Ее акт доброты был ее даром мне — и я всегда буду дорожить им.

Автор: Джадд Биосиотто

Проголосовать за историю Комментарии (8)
 

#488 Пусть сияет ваш Свет

8 июня 2011 15:56, Дракончик

rating70

Вы — дитя вселенной. Вся Земля — наш дом.
Вы — часть Бога. Вы — Божественная субстанция,
Временно обитающая в этом теле.
Вы здесь для того, чтобы сотворить рай на Земле.
В вас живет Вера, которая решает все проблемы.
В вас живет бескорыстная любовь, которая открывает все сердца.
В вашей душе царит Мир, который залечит все раны.
Вы владеете наивысшей Истиной, которая осветит путь всем.
В вашей душе царит радость, которая веселит все сердца.
Все, кого вы видите, — это ваша семья.
Они тоже — дети вселенной.
Живите в любви с ними, заботьтесь о них и помогайте им.
А когда возникнет в этом нужда, не бойтесь попросить их о помощи.
Не забывайте, кто вы. Распрямите спину и улыбнитесь.
Пусть сияет ваш Свет!

Автор: Роберт Элиас Hagжемu

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#487 Цветы для девочки

7 июня 2011 11:47, Елена

rating78

Эта трогательная история случилась в автобусе, следовавшем по одной из проселочных дорог американского Юга.

На одном сиденье расположился худенький седовласый старичок, который держал в руках букет свежих цветов. По другую сторону прохода сидела девочка, самозабвенно любовавшаяся цветами соседа. Наконец старику пришло время выходить, и тут он инстинктивно положил цветы на колени девочки.

— Я вижу, они тебе понравились, — пояснил он, — и наверняка моя жена тоже будет рада, если они достанутся тебе.

Девочка приняла подарок, а затем увидела, как старик сошел с автобуса и проследовал через ворота небольшого кладбища.

Автор: Беннет Керф

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#486 Зеленая лампа

4 июня 2011 15:32, Дракончик

rating92

I.

В Лондоне в 1920 году, зимой, на углу Пикадилли и одного переулка, остановились двое хорошо одетых людей среднего возраста. Они только что покинули дорогой ресторан. Там они ужинали, пили вино и шутили с артистками из Дрюриленского театра.

Теперь внимание их было привлечено лежащим без движения, плохо одетым человеком лет двадцати пяти, около которого начала собираться толпа.

- Стильтон! - брезгливо сказал толстый джентльмен высокому своему приятелю, видя, что тот нагнулся и всматривается в лежащего. - Честное слово, не стоит так много заниматься этой падалью. Он пьян или умер.

- Я голоден... и я жив, - пробормотал несчастный, приподнимаясь, чтобы взглянуть на Стильтона, который о чем-то задумался. - Это был обморок.

- Реймер! - сказал Стильтон. - Вот случай проделать шутку. У меня явился интересный замысел. Мне надоели обычные развлечения, а хорошо шутить можно только одним способом: делать из людей игрушки.

Эти слова были сказаны тихо, так что лежавший, а теперь прислонившийся к ограде человек их не слышал.

Реймер, которому было все равно, презрительно пожал плечами, простился со Стильтоном и уехал коротать ночь в свой клуб, а Стильтон, при одобрении толпы и при помощи полисмена, усадил беспризорного человека в кэб.

Экипаж направился к одному из трактиров Гайстрита. Беднягу звали Джон Ив. Он приехал в Лондон из Ирландии искать службу или работу. Ив был сирота, воспитанный в семье лесничего. Кроме начальной школы, он не получил никакого образования. Когда Иву было 15 лет, его воспитатель умер, взрослые дети лесничего уехали - кто в Америку, кто в Южный Уэльс, кто в Европу, и Ив некоторое время работал у одного фермера. Затем ему пришлось испытать труд углекопа, матроса, слуги в трактире, а 22 лет он заболел воспалением легких и, выйдя из больницы, решил попытать счастья в Лондоне. Но конкуренция и безработица скоро показали ему, что найти работу не так легко. Он ночевал в парках, на пристанях, изголодался, отощал и был, как мы видели, поднят Стильтоном, владельцем торговых складов в Сити.

Стильтон в 40 лет изведал все, что может за деньги изведать холостой человек, не знающий забот о ночлеге и пище. Он владел состоянием в 20 миллионов фунтов. То, что он придумал проделать с Ивом, было совершенной чепухой, но Стильтон очень гордился своей выдумкой, так как имел слабость считать себя человеком большого воображения и хитрой фантазии.

Когда Ив выпил вина, хорошо поел и рассказал Стильтону свою историю, Стильтон заявил:

- Я хочу сделать вам предложение, от которого у вас сразу блеснут глаза. Слушайте: я выдаю вам десять фунтов с условием, что вы завтра же наймете комнату на одной из центральных улиц, во втором этаже, с окном на улицу. Каждый вечер, точно от пяти до двенадцати ночи, на подоконнике одного окна, всегда одного и того же, должна стоять зажженная лампа, прикрытая зеленым абажуром. Пока лампа горит назначенный ей срок, вы от пяти до двенадцати не будете выходить из дому, не будете никого принимать и ни с кем не будете говорить. Одним словом, работа нетрудная, и, если вы согласны так поступить, - я буду ежемесячно присылать вам десять фунтов. Моего имени я вам не скажу.

- Если вы не шутите, - отвечал Ив, страшно изумленный предложением, - то я согласен забыть даже собственное имя. Но скажите, пожалуйста, - как долго будет длиться такое мое благоденствие?

- Это неизвестно. Может быть, год, может быть, - всю жизнь.

- Еще лучше. Но - смею спросить - для чего понадобилась вам эта зеленая иллюминация?

- Тайна! - ответил Стильтон. - Великая тайна! Лампа будет служить сигналом для людей и дел, о которых вы никогда не узнаете ничего.

- Понимаю. То есть ничего не понимаю. Хорошо; гоните монету и знайте, что завтра же по сообщенному мною адресу Джон Ив будет освещать окно лампой!

Так состоялась странная сделка, после которой бродяга и миллионер расстались, вполне довольные друг другом.

Прощаясь, Стильтон сказал:

- Напишите до востребования так: "3-33-6". Еще имейте в виду, что неизвестно когда, может быть, через месяц, может быть, - через год, - словом, совершенно неожиданно, внезапно вас посетят люди, которые сделают вас состоятельным человеком. Почему это и как - я объяснить не имею права. Но это случится...

- Черт возьми! - пробормотал Ив, глядя вслед кэбу, увозившему Стильтона, и задумчиво вертя десятифунтовым билет. - Или этот человек сошел с ума, или я счастливчик особенный. Наобещать такую кучу благодати, только за то, что я сожгу в день пол-литра керосина.

Вечером следующего дня одно окно второго этажа мрачного дома № 52 по Ривер-стрит сияло мягким зеленым светом. Лампа была придвинута к самой раме.

Двое прохожих некоторое время смотрели на зеленое окно с противоположного дому тротуара; потом Стильтон сказал:

- Так вот, милейший Реймер, когда вам будет скучно, приходите сюда и улыбнитесь. Там, за окном, сидит дурак. Дурак, купленный дешево, в рассрочку, надолго. Он сопьется от скуки или сойдет с ума... Но будет ждать, сам не зная чего. Да вот и он!

Действительно, темная фигура, прислонясь лбом к стеклу, глядела в полутьму улицы, как бы спрашивая: "Кто там? Чего мне ждать? Кто придет?"

- Однако вы тоже дурак, милейший, - сказал Реймер, беря приятеля под руку и увлекая его к автомобилю. - Что веселого в этой шутке?

- Игрушка... игрушка из живого человека, - сказал Стильтон, самое сладкое кушанье!

II.

В 1928 году больница для бедных, помещающаяся на одной из лондонских окраин, огласилась дикими воплями: кричал от страшной боли только что привезенный старик, грязный, скверно одетый человек с истощенным лицом. Он сломал ногу, оступившись на черной лестнице темного притона.

Пострадавшего отнесли в хирургическое отделение. Случай оказался серьезный, так как сложный перелом кости вызвал разрыв сосудов.

По начавшемуся уже воспалительному процессу тканей хирург, осматривавший беднягу, заключил, что необходима операция. Она была тут же произведена, после чего ослабевшего старика положили на койку, и он скоро уснул, а проснувшись, увидел, что перед ним сидит тот самый хирург, который лишил его правой ноги.

- Так вот как пришлось нам встретиться! - сказал доктор, серьезный, высокий человек с грустным взглядом. - Узнаете ли вы меня, мистер Стильтон? - Я - Джон Ив, которому вы поручили дежурить каждый день у горящей зеленой лампы. Я узнал вас с первого взгляда.

- Тысяча чертей! - пробормотал, вглядываясь, Стильтон. - Что произошло? Возможно ли это?

- Да. Расскажите, что так резко изменило ваш образ жизни?

- Я разорился... несколько крупных проигрышей... паника на бирже... Вот уже три года, как я стал нищим. А вы? Вы?

- Я несколько лет зажигал лампу, - улыбнулся Ив, - и вначале от скуки, а потом уже с увлечением начал читать все, что мне попадалось под руку. Однажды я раскрыл старую анатомию, лежавшую на этажерке той комнаты, где я жил, и был поражен. Передо мной открылась увлекательная страна тайн человеческого организма. Как пьяный, я просидел всю ночь над этой книгой, а утром отправился в библиотеку и спросил: "Что надо изучить, чтобы сделаться доктором?" Ответ был насмешлив: "Изучите математику, геометрию, ботанику, зоологию, морфологию, биологию, фармакологию, латынь и т. д." Но я упрямо допрашивал, и я все записал для себя на память.

К тому времени я уже два года жег зеленую лампу, а однажды, возвращаясь вечером (я не считал нужным, как сначала, безвыходно сидеть дома 7 часов), увидел человека в цилиндре, который смотрел на мое зеленое окно не то с досадой, не то с презрением. "Ив - классический дурак! - пробормотал тот человек, не замечая меня. - Он ждет обещанных чудесных вещей... да, он хоть имеет надежду, а я... я почти разорен!" Это были вы. Вы прибавили: "Глупая шутка. Не стоило бросать денег".

У меня было куплено достаточно книг, чтобы учиться, учиться и учиться, несмотря ни на что. Я едва не ударил вас тогда же на улице, но вспомнил, что благодаря вашей издевательской щедрости могу стать образованным человеком...

- А дальше? - тихо спросил Стильтон.

- Дальше? Хорошо. Если желание сильно, то исполнение не замедлит. В одной со мной квартире жил студент, который принял во мне участие и помог мне, года через полтора, сдать экзамены для поступления в медицинский колледж. Как видите, я оказался способным человеком...

Наступило молчание.

- Я давно не подходил к вашему окну, - произнес потрясенный рассказом Ива Стильтон, - давно... очень давно. Но мне теперь кажется, что там все еще горит зеленая лампа... лампа, озаряющая темноту ночи. Простите меня.

Ив вынул часы.

- Десять часов. Вам пора спать, - сказал он. - Вероятно, через три недели вы сможете покинуть больницу. Тогда позвоните мне, - быть может, я дам вам работу в нашей амбулатории: записывать имена приходящих больных. А спускаясь по темной лестнице, зажигайте... хотя бы спичку.

Автор: Александр Грин

Проголосовать за историю Оставить комментарий
1 ... 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 ... 135
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14
 
500 историй
Количество историй на сайте достигло 500. Спасибо всем за участие, проявленные доброту и тепло!
23 июня 2011 16:51