Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#425 Добрый ремонт

21 февраля 2011 16:07, Аноним

rating88

Давным-давно подрабатывал я компьютерным слесарем по вызову.

И вот значит, один из этих вызовов. Сломался компьютер у девушки лет 25. Я прихожу, бедная обстановка, маленький ребенок, древний пентиум на столе. Разговорились, она — мать-одиночка, зарабатывает на жизнь набором текстов, на этом вот самом старом компе. «Ремонт» был простенький — переустановил винду, драйвера, поставил офис. По расценкам у нас было 1,5 тысяч рублей.

Девушка уже платить собирается, но по ней видно, что для нее это деньги большие. В общем, не стал я с неё ничего брать, не смог. Хоть и самому кушать хочется, но ей они нужнее. А я еще заработать успею.

Источник: http://dobriye-dela.ru

Проголосовать за историю Комментарии (2)
 

#424 Ангел хранитель

19 февраля 2011 11:13, storyofgrubas

rating121

Вчера мне было очень стыдно, я обидел своего ангела хранителя... Стыдно мне до сих пор. А дело было так:

Еду после работы домой, вода в бачке омывателя закончилась, настроение хреновое. Слава Богу, ехать мне еще пару светофоров и я дома. Поднажал. Подъезжаю к перекрестку, у меня горит найзеленейший, вдруг вижу: стоящая справа девятка, медленно тронулась из ряда мне наперерез.

Я дал длинный гудок, девятка замерла. Вот думаю: дятел, на светофоры не смотрит...Подъезжаю все ближе к перекрестку и...опа...а девятка-то поехала дальше!
Тут уж не до гудков. Торможу в пол, но понимаю, что остановиться уже не успеваю! Хоть бы этот ушлепок уже не тормозил, а ехал дальше. Пробую объехать его сзади. Но девятка вдруг тупо замирает на моей полосе... Меня развернуло, понесло и к этому уроду я подлетел своим левым боком, но до касания не доехал сантиметров пять.

Перевел дух, открыл окно, и очень четко и членораздельно прочитал лекцию обо всем генеалогическом древе этого слепого и глухого придурка, которому надоела жизнь...

Лекция продолжалась секунд пять, не больше, но мне стало легче. Водитель девятки в ответ только улыбнулся, показал мне знак О.К. и виновато развел руками...

Я плюнул и с пробуксовкой стал его объезжать...а через полминуты, бросив свою машину среди дороги - уже жал руку этому отчаянному парню и долго извинялся за каждое грубое слово из тех которые успел ему сгоряча наговорить... Он в ответ только улыбался и очень надеюсь - в душе простил меня, ну или хотя бы понял.

А случилось вот что: Когда я объехал его, то увидел, что правый бок его девятки, подпирала детская коляска... А с тротуара с криками, на четвереньках ползла к коляске старая бабка и бежали прохожие.

Бабка стоя на светофоре, поскользнулась, упала выпустив из рук коляску и та ускоряясь покатилась с горочки через перекресток. Парень на девятке понимал, что скорее всего ему въедет в бочину летящая на зеленый свет машина, но он не сдрейфил, а выехал ей наперерез и поймал собой коляску. Если бы не он, эта коляска была бы МОЯ... До сих пор стыдно, что я обругал его.

Прости меня, мой Ангел Хранитель на девятке и спасибо тебе...

Источник: http://storyofgrubas.livejournal.com/

Проголосовать за историю Комментарии (8)
 

#423 Двухсотое объятие

17 февраля 2011 05:16, Дракончик

rating78

Кожа у моего отца пожелтела, весь в проводах и трубках, он лежал в палате интенсивной терапии. Он всегда был плотного телосложения, а теперь потерял более 30 фунтов.

Отцу поставили диагноз «рак поджелудочной железы» в одной из самых тяжелых форм. Врачи делали все, что могли, но сказали нам, что жить ему осталось от трех до шести месяцев. Рак поджелудочной железы не поддается ни облучению, ни химиотерапии, поэтому надежды было мало.

Несколько дней спустя, когда я пришел к отцу, он сидел в кровати. Я сказал:

— Папа, я так переживаю из-за того, что с тобой случилось. Это помогло мне понять, что я держался с тобой отчужденно и что на самом деле я очень тебя люблю. — Я наклонился, чтобы обнять его, но его плечи и руки напряглись. — Да ладно, пап, я правда хочу тебя обнять.

Какое-то мгновение он казался потрясенным. В нашей семье не принято было проявлять чувства. Я попросил его сесть чуть повыше, чтобы можно было обнять его. И предпринял еще одну попытку. Однако на этот раз папа держался еще более скованно. Я почувствовал, как во мне нарастает привычная обида, и подумал: «Ну и не надо. Если хочешь умереть, оставив меня с ощущением обычного холода между нами, ради Бога».

Многие годы я пользовался любым сопротивлением или сдержанностью отца, чтобы обвинить его, воспротивиться ему и сказать себе: «Вот, ему все равно». Но на этот раз я вдруг осознал, что это объятие послужит ко благу не только ему, но и мне. Я хотел выразить, насколько переживаю за него, несмотря на то что он с такой неохотой открывается передо мной. По натуре мой отец был похож на немца, во всем любил порядок; вероятно, в детстве родители приучили его скрывать свои чувства, то есть держаться по-мужски.

Отогнав свое давно сдерживаемое желание обвинить отца в нашей отчужденности, я решил не уступать и показать ему еще больше любви. Я сказал:

— Папа, не упрямься, обними меня. — И наклонился совсем близко к нему. Отец обнял меня. — А теперь обними крепче. Вот так. И еще раз, сожми покрепче. Очень хорошо!

В каком-то смысле я учил своего отца обнимать, и он сжал меня в своих объятиях уже как-то веселее. На мгновение наружу прорвалось ощущение: «Я люблю тебя». Из года в год мы здоровались, обмениваясь формальным рукопожатием и словами «Здравствуй, как дела?». И теперь мы оба ждали, чтобы момент этой краткой близости повторился снова. И все же именно тогда, когда мы начинали наслаждаться этим чувством любви, тело отца напрягалось, и объятие делалось неуклюжим и каким-то чужим. Потребовалось несколько месяцев, чтобы эта скованность ушла и его чувства легко находили выход в объятии.

Мне пришлось обнять отца бесчисленное множество раз, прежде чем он решился обнять меня первым. Я не винил, а поддерживал его; в конце концов, он менял привычку всей жизни — а это требует времени. Я знал, что мы все делаем правильно, потому что в наших отношениях сквозило все больше заботы и любви. Где-то на двухсотом объятии отец внезапно, в первый раз на моей памяти, произнес вслух:

— Я тебя люблю.

Автор: Гарольд X. Блумфилд

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#422 В нашем городе живет фея...

16 февраля 2011 10:53, Дракончик

rating86

В нашем городе живет фея, в которую верят все детки онкологической больницы. Эта женщина в свое время победила рак и теперь помогает бороться другим. Как-то ее спросили, почему она занимается именно с детьми. Фея ответила: «Дети верят в то, что я им говорю. А взрослые постоянно ставят под сомнение». Знаете, что она делает?

Приходит к детям в больницу и рассказывает сказку о здоровых клетках, к которым в гости заходит больная клетка, которая остается у них жить и заставляет болеть других. Фея просит детей представить, как здоровые клетки борются с больной, чтобы они им помогли. Дети сразу берутся за дело, им тоже хочется выгнать больную клетку. Очень многие малыши выздоравливают.

Источник: http://yourfreedom.ru

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#421 Вкус воздуха

15 февраля 2011 13:24, Олеся Щебетун

rating52

Однажды Учитель спросил меня:
- Чувствуешь ли ты вкус воздуха?
Я принюхался к лесному воздуху и назвал несколько запахов.
- Да, нюх у тебя неплохой. Но как насчет вкуса?
Я по-собачьи высунул несколько раз язык, но остался в недоумении.
- Хорошо,- Учитель улыбнулся и, подскочив сзади, схватил меня и зажал рот и нос.
Я понял, что сопротивление бесполезно, но через минуту инстинкт самосохранения заставил меня дрыгать конечностями и извиваться. Тогда Учитель отпустил меня и я вдохнул полной грудью Жизнь.
- Вкус жизни,- сказал я, чуть отдышавшись.
- Верно. Этот вкус ты должен чувствовать всегда. Этот вкус есть также в воде, в еде и во многом другом. Не ешь то, в чем нет главного вкуса. Не говори с тем, кто душевно мертв. Пей из Чаши жизни с удовольствием, но не торопись, ведь можно опустошить ее раньше времени, а можно и вовсе расплескать.

Притча

Проголосовать за историю Оставить комментарий
Тэги: жизнь, вкус
 

#420 История дня Святого Валентина

14 февраля 2011 12:28, Валентин С.

rating45

Каждый год 14 февраля мы отмечаем праздник в честь всех влюблённых - День Святого Валентина. В День Святого Валентина принято отправлять открытки с любовными признаниями (валентинки), дарить подарки возлюбленным. Так откуда появился этот праздник и какова его история..?

История Дня Святого Валентина покрыта тайнами. Существует множество легенд о возникновении праздника. День влюблённых, который мы отмечаем, и по сей день, сохранил в себе частички христианской и древнеримской традиций. Всё же ученые-историки склоняются к одной из версий, которая считается основополагающей.

Легенда рассказывает нам о священнике Валентине. Он служил в Риме в 270 году н.э., во времена правлении императора Клавдия II. Клавдий II считал, что брак ослабляет мужчину, делает его эмоционально зависимым от семьи, и это негативно сказывалось на военной службе. Поэтому он издал указ, запрещающий браки. Валентин был не согласен с таким несправедливым указом. Он помогал молодым влюбленным парам и тайно их венчал. Вскоре Клавдий II узнал о тайных браках, которые совершал Валентин, и приказал арестовать нарушителя закона. Его приговорили к смертной казни.

Валентин был влюблен в дочь тюремщика. За день до казни священник написал девушке прощальное письмо, где рассказал о своей любви, и подписал его «Твой Валентин». Прочитано оно было уже после того, как Валентина казнили.

Позже, как христианский мученик, пострадавший за веру, Валентин был канонизирован католической церковью. А в 496 году римский папа Геласиус объявил 14 февраля Днем святого Валентина.

С тех самых пор весь мир отмечает 14 февраля как День Всех Влюбленных! Влюбленные всего мира дарят в этот день валентинки и оказывают знаки внимания.

Проголосовать за историю Комментарии (2)
Тэги: любовь
 

#419 Подарок дедушке

14 февраля 2011 09:53, Дракончик

rating90

— Дедушка, прошу тебя, приезжай, — сказал я, зная, что он не приедет.

В бледном свете, сочившемся сквозь пыльное кухонное окно, он застыл на своем обтянутом винилом стуле, его полные руки лежат на столе с жаропрочным покрытием, взгляд устремлен на стену мимо меня. Он был угрюмый, сварливый итальянец, долго помнивший обиды, как реальные, так и вымышленные. Когда он бывал в духе, то ворчливо отвечал мне. На этот раз он дал ответ, означавший «нет».

— Ну давай, деда, — умоляла моя шестилетняя сестра Кэрри. — Я хочу, чтобы ты приехал. — Она была моложе меня на 21 год — поразительно позднее прибавление в нашем семействе. — Я собираюсь специально для тебя приготовить твое любимое печенье. Мама говорит, что научит меня.

— Бога ради, это же День благодарения, — сказал я. — Ты уже четыре года не садишься с нами за стол. Может, пришло время забыть старое?

Он посмотрел на меня, и его голубые глаза полыхнули тем самым яростным огнем, который годами держал в страхе всю семью. Кроме меня. Каким-то образом я понимал его. Может, я понимал его одиночество больше, чем сам хотел признаться, и обладал той же неспособностью выражать чувства. Но какова бы ни была причина, я знал, что творится у него внутри. Грехи отцов падут на их детей — было написано там, и так это и было. Сколько же страданий причиняет этот несчастный «дар», который каждый мужчина получает раньше, чем достаточно повзрослеет, чтобы решить, хочет ли он следовать этой неверно понятой идее мужественности. Все кончается тем, что снаружи мы черствеем, а внутри делаемся беспомощными, и те несколько футов, что отделяли меня от деда, могли с таким же успехом быть несколькими световыми годами.

Кэрри все щебетала, пытаясь уговорить его. Она понятия не имела, насколько это безнадежно.

Я встал и подошел к окну, которое выходило на задний двор. В свете зимнего дня запущенный сад казался нежно-серым, он весь зарос сорняками и одичавшим виноградом. Обычно дед творил здесь чудеса, видимо, компенсируя этим неспособность сладить с собственной натурой. Но после смерти бабушки он забросил сад, все больше уходя в себя.

Отвернувшись от окна, я смотрел на деда в сгущавшихся сумерках. Все в нем — от выступающего подбородка до загрубелых рук — говорило о той строгой дисциплине, которую он соблюдал всю свою жизнь: работа с 13 лет, унижение безработицы во время Великой депрессии, десятилетия тяжкого труда в каменоломне. Нелегкая жизнь. Я поцеловал его в щеку.

— Нам пора, дедушка. Я заеду за тобой, если ты решишь поехать.

Он сидел неподвижно, глядя перед собой и попыхивая старой трубкой.

Через несколько дней Кэрри попросила у меня адрес деда.

— Зачем тебе? — поинтересовался я.

Она засовывала аккуратно сложенный листок бумаги в голубой конверт.

— Я хочу послать ему подарок. Я сама его сделала.

Я медленно продиктовал ей адрес, чтобы она успела записать. Кэрри выводила буквы и цифры медленно, сосредоточенно, стараясь, чтобы все они получились ровными и круглыми. Закончив, она положила карандаш и твердо заявила:

— Я хочу сама его отправить. Отведи меня к почтовому ящику.

— Попозже, ладно?

— Мне надо сейчас. Пожалуйста.

Пришлось подчиниться.

В День благодарения я проснулся поздно от восхитительного запаха пасты с соусом. Мама приготовила свой особый обед: равиоли, индейка, брокколи, сладкий картофель и клюквенный соус — дивное смешение итальянских и американских традиций.

— Накрывай на четверых, Кэрри, — сказала она, когда я вошел в кухню.

Кэрри замотала головой:

— Нет, мама, на пятерых. Дедушка приедет.

— Ах, милая, — произнесла мама.

— Он приедет, — спокойно проговорила моя сестра. — Я это знаю.

— Кэрри, прекрати. Он не приедет, и ты это знаешь, — сказал я. Мне не хотелось, чтобы этот день был испорчен для нее несбывшимися надеждами.

— Ладно тебе, Джон. — Мама посмотрела на Кэрри. — Поставь лишний прибор.

Из гостиной пришел папа. Засунув руки в карманы, он стоял в дверях и наблюдал, как хлопочет Кэрри.

Наконец мы сели за стол. Какое-то мгновение все молчали. Потом, взглянув на Кэрри, мама сказала:

— Думаю, сначала мы прочтем молитву, Кэрри? Сестра посмотрела на дверь и, наклонив голову, забормотала:

— Благослови нас, Боже, и пищу, которую мы будем есть. И дедушку... и помоги ему поторопиться. Спасибо, Боже.

Переглядываясь, мы сидели в молчании, не желая началом трапезы утвердить отсутствие деда и разочаровать Кэрри. В холле тикали часы.

Внезапно в дверь негромко постучали. Кэрри вскочила, помчалась по коридору и рванула дверь:

— Деда!

Он стоял прямо, в своем черном, залоснившемся костюме, единственном, который у него был, одной рукой прижимая к груди черную шляпу, а в другой держа коричневый бумажный пакет.

— Я принес тыкву, — сказал он, поднимая пакет.

Через несколько месяцев дедушка тихо умер во сне. Разбирая его комод, я нашел голубой конверт со сложенным листком бумаги внутри. Это был детский рисунок: кухонный стол и пять стульев вокруг него. Один из стульев пустовал, на других сидели фигурки, подписанные «мама», «папа», «Джонни» и «Кэрри». У каждого из нас было нарисовано сердце с неровной трещиной посредине.

Автор: Джон Катеначчи

Проголосовать за историю Комментарии (1)
1 ... 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 ... 136
logo for vk.com
logo for vk.com
Истории:
Всего: 949
В рассмотрении: 32
Лучшие за 7 дней:

Новости:

Хорошие истории в Telegram
Дорогие читатели, мы рады сообщить вам о том, что мы запустили канал хороших историй в Telegram:
https://t.me/goodstories_ru
Каждый день автоматически мы транслируем в канал по одной хорошей истории с сайта. Подписывайтесь, читайте истории в удобном формате и радуйтесь!
18 января 2017 10:37
 
Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14