Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#895 Драгоценный список

14 мая 2015 12:55, Дракончик

rating100

Однажды учительница математики из Миннесоты дала ученикам такое задание: составить список класса, подумать, что больше всего нравится в каждом из одноклассников, и записать это качество напротив его фамилии. В конце урока она собрала списки. Это было в пятницу. За выходные она обработала результаты и в понедельник раздала каждому ученику листок, на котором перечислила всё то хорошее, что заметили в нём одноклассники.

Ребята читали, то тут, то там слышался шёпот: «Неужели это всё обо мне? Я и не знал, что меня так любят». Они не обсуждали результаты в классе, но учительница знала: она достигла цели. Её ученики поверили в себя.

Через несколько лет один из этих ребят погиб во Вьетнаме. Его хоронили на родине, в Миннесоте. С ним пришли проститься друзья, бывшие одноклассники, учителя. На поминках его отец подошёл к учительнице математики:
— Я хочу показать вам кое-что. — Из бумажника он достал сложенный вчетверо, потёртый на сгибах листок. Было видно, что его много раз читали и перечитывали. — Это нашли в вещах сына. Он не расставался с ним. Узнаёте?

Он протянул бумагу ей. Это был список положительных качеств, которые заметили в его сыне одноклассники.
— Большое вам спасибо, — сказала его мать. — Наш сын так этим дорожил.

И тут случилось удивительное: один за другим одноклассники доставали такие же листки. Многие всегда держали их при себе, в бумажниках. Кто-то даже хранил свой в семейном альбоме. Один из них сказал:
— Мы все сохранили эти списки. Разве можно такое выбросить?

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#894 Подарите мне радость

15 апреля 2015 10:47, Дракончик

rating115

На тротуаре сидел старичок в потертом пальто. Рядом с ним стояла картонная коробка с надписью: «Подарите мне радость».

К старику подошёл ребёнок. В его кулачке была зажата монета. Он хотел подать милостыню, но, приблизившись, изумлённо остановился. В коробке не было денег. Там лежали конфеты, самодельные игрушки, детские книги и много всякой всячины.

— Доброго дня, — улыбнулся старичок.
— Здравствуйте, — смутился мальчик. — А у меня только деньги.
— Так бывает, — сочувственно кивнул старичок. — Ты любишь сладости?
— Нет, мне нельзя.
— А читать?
— Я пока не умею.
— Тогда, может быть, тебе нравится надувать шарики?
Мальчик кивнул — вот это он действительно любил! Тогда старичок достал из коробки горсть разноцветных воздушных шаров и протянул ему.
— Что я за это вам должен? — недоверчиво спросил ребёнок.
— О, нет, это я твой должник! — сказал старичок. — Ведь ты подарил мне радость. Сделать кому-то приятное — чудесная возможность. И её, знаешь ли, никогда не стоит упускать!

Автор: Надея Ясминска

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#893 Одежда для изобретателя

15 апреля 2015 10:42, Аноним

rating91

Как-то раз Генри Форду случилось приехать в Англию. В справочном бюро аэропорта он поинтересовался самой дешёвой гостиницей в городе. Служащий взглянул на него — лицо его было известным. Генри Форд был известен по всему миру. Всего за день до этого в газетных статьях, посвящённых его предстоящему приезду, были помещены его большие фотографии. И вот он стоит здесь, спрашивая о самом дешёвом отеле, одетый в плащ, который смотрится постарше его самого. Служащий спросил:

— Если я не ошибаюсь, вы — мистер Генри Форд. Я хорошо помню, я видел ваше фото.

— Да, — ответил тот.

Это привело служащего в полнейшую растерянность, и он воскликнул:

— Вы спрашиваете самую дешёвую гостиницу, носите плащ, который, похоже, не моложе вас. Я видел вашего сына, приезжавшего сюда, он всегда останавливается в лучших отелях, и он был великолепно одет.

Генри Форд ответил:

— Да, мой сын ведёт себя, как эксгибиционист, он ещё очень неуравновешен. Мне незачем останавливаться в дорогом отеле; где бы я ни остановился, я — Генри Форд. В самой дешёвой гостинице я все равно Генри Форд, нет никакой разницы. Мой сын ещё очень молод, неопытен, он боится, что подумают люди, если он остановится в дешёвом отеле. А это пальто — да, это пальто действительно досталось мне от отца, но это не имеет никакого значения; зачем мне новые тряпки? Я — Генри Форд, что бы я ни надел; даже если я совершенно голый, я — Генри Форд. А всё остальное неважно.

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#892 Я люблю тебя

17 марта 2015 11:08, Сергей

rating92

Здравствуй. Мы не встречались, но я люблю тебя.
Подожди. Не будь шокирован.
Я только хочу сказать, что я узнаю в тебе себя.

За словами, историями, шумом и молчанием, я знаю, что я – это то, что ты есть. Это само сознание. Это узнавание себя в «другом». Потому что «другого» нет вообще.

Я это ты, в самом глубинном смысле этого слова. В глубине я знаю тебя как себя. Это любовь.

Мы не двое, становящиеся одним, друг, но Единые, которых невозможно расколоть на части.

Мы не пытаемся соединиться, но, знаем себя как то, что нельзя разъединить.

Я ничего «о тебе» не знаю, друг. Но это не имеет значения.
Твоя история жизни вторична по отношению к этой любви. Наши истории жизни и будущее бледнеют в сравнении с тем, что сияет сейчас.

Мы древние друзья, давние возлюбленные. Наши тела изменились, драма воплощения отыгрывает саму себя, но любовь сохраняется.

Мы древние, но всегда свежие. Настоящие. И мы здесь.

И даже если мы никогда не встретимся, я тебя люблю, до всех встреч и прощаний. Ничего с собой поделать не могу. Это моя природа.

С любовью,
Джефф Фостер

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#891 Вагоновожатая

13 марта 2015 11:48, Аноним

rating149

Я был у мамы единственным сыном. Она поздно вышла замуж и врачи запретили ей рожать. Врачей мама не послушалась, на свой страх и риск дотянула до 6 месяцев и только потом в первый раз появилась в женской консультации.

Я был желанным ребенком: дедушка с бабушкой, папа и даже сводная сестра не чаяли во мне души, а уж мама просто пылинки сдувала со своего единственного сына!

Мама начинала работать очень рано и перед работой должна была отвозить меня в детский сад «Дубки», расположенный недалеко от Тимирязевской Академии. Чтобы успеть на работу, мама ездила на первых автобусах и трамваях, которыми, как правило, управляли одни и те же водители. Мы выходили с мамой из трамвая, она доводила меня до калитки детского сада, передавала воспитательнице, бежала к остановке и... ждала следующего трамвая.

После нескольких опозданий её предупредили об увольнении, а так как жили мы, как и все, очень скромно и на одну папину зарплату прожить не могли, то мама, скрепя сердце, придумала решение: выпускать меня одного, трехлетнего малыша, на остановке в надежде, что я сам дойду от трамвая до калитки детского садика.

У нас все получилось с первого раза, хотя эти секунды были для неё самыми длинными и ужасным в жизни. Она металась по полупустому трамваю, чтобы увидеть, вошел ли я в калитку, или еще ползу, замотанный в шубку с шарфиком, валенки и шапку.

Через какое-то время мама вдруг заметила, что трамвай начал отходить от остановки очень медленно и набирать скорость только тогда, когда я скрывался за калиткой садика. Так продолжалось все три года, пока я ходил в детский сад. Мама не могла, да и не пыталась найти объяснение такой странной закономерности. Главное, что её сердце было спокойно за меня.

Все прояснилось только через несколько лет, когда я начал ходить в школу. Мы с мамой поехали к ней на работу и вдруг вагоновожатая окликнула меня: – Привет, малыш! Ты стал такой взрослый! Помнишь, как мы с твоей мамой провожали тебя до садика?..»

Прошло много лет, но каждый раз, проезжая мимо остановки «Дубки», я вспоминаю этот маленький эпизод своей жизни и на сердце становится чуточку теплее от доброты этой женщины, которая ежедневно, абсолютно бескорыстно, совершала одно маленькое доброе дело, просто чуточку задерживая целый трамвай ради спокойствия совершенно незнакомого ей человека.

Автор: Семён Матушевич
Источник: www.anekdot.ru

Проголосовать за историю Комментарии (2)
 

#890 Два брата

11 марта 2015 14:31, Богданова Наталья

rating113

Два брата жили – “не разлей вода”,
Имели дело и доход немалый.
Купили земли, возвели дома
На левом берегу реки и правом.

Дружили-ладили, завидовали все,
Примером быть они могли для многих.
Но тут как раз и место сатане,
Который взял да крепко их поссорил.

И мира нет. И злоба, как змея.
И берег, что напротив, опостылел.
Зовет строителя брат старший, говоря:
“Построй здесь стену, чтобы глаз его не видел”.

И щедро авансировав работу,
На месяц брат покинул те места...
И возвратясь, стены не видит что-то,
А через реку – свод прекрасного моста.

“Как он посмел? Он договор нарушил!
И что за самодеятельность тут?
Да если б знал, не уезжал бы лучше –
Работнику, как видно, нужен кнут”.

Так рассуждал и на мосту приметил
Знакомую фигурку на бегу –
То младший брат спешит, желая встретить:
“Дай, дорогой, тебя я обниму!

Я был неправ тогда и непреклонен,
Обиду в своем сердце затаил,
Но ты меня простил и мост построил –
Да разве я такого заслужил?”

И поражен был старший откровеньем,
И пал пред братом, плача и моля:
“Нет, надо было б мне просить прощенья,
В раздоре том была вина моя!”

Тут подоспел строитель, очень кстати –
Он примиренью несказанно рад,
Ведь перед ним стоят, обнявшись, братья –
Вот за работу плата, да в сто крат!

“Живи у нас, не зная притесненья!
Любой из наших выбирай домов!”
“Пойду,– сказал работник со смущеньем,–
Построить надо много мне мостов...”

Автор: Богданова Наталья

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#889 Папа из тридцать второй квартиры

11 марта 2015 14:30, Дракончик

rating131

Никогда не поздно иметь счастливое детство...

У Светки был самый замечательный папа в мире.

Ну, во-первых, он так ждал её появления. Сам выбирал для нее, еще не существующей, но уже задуманной Кем-то большим, имя. Перелопатил всевозможные словари. Идея назвать в честь своей матушки или любимой тетушки не рассматривалась. Папа где-то прочитал, что называть в честь умерших родственников не стоит: судьба будет похожей. А своей дочери папа желал судьбу необыкновенную. Волшебную. Мечтал, что дочь его будет счастливой, чего бы это ему не стоило.

И имя нашел ей красивое.
Светлое.
Света. Светуля. Светланка. Светуся. Светланочка. Светик. Светусик. Све-то-чка.
Решено!

Светочка с веточки, птичка в черевичках, лапочка-дочка в теплых чулочках.

Он, папа, будет гулять с ней часами на свежем воздухе. Наконец-то! Давно мечтал выбираться на улицу и всегда завидовал гуляющим с колясками – лучшей медитации не придумать. Еще папа мечтал одевать Светочку в самые лучшие наряды, в самые нежные, в самые кукольные-кукольные. Вот идет такая девочка-девочка, и все ей умиляются: надо же, настоящая принцесса! И платьишко, и туфельки, и такие кудряшки. Это же придумали всё, что мужчины якобы ждут сыновей и такие ими гордые и напыщенные, на самом деле истинные мужчины всегда рады девочке. Это вам не мама, которая вас воспитывает, и не жена, которая часто практически делает то же самое. Этим женщинам от мужчины часто бывает что-то нужно, что-то он им все время должен, что-то от него ждут, требуют, просят. А вот доченька – это другое. Тут ты сам рад отдать ей всё, что у тебя есть. Она любит тебя безусловно, ты – единственный в её жизни папа, который навсегда, который укроет от всех бед, который любит свой нос или свои глаза в этом девчачьем личике, преданно смотрящим на тебя. Это жены могут быть бывшими, а пап же, бывших не бывает?! То-то! Доченьке неважно сколько ты зарабатываешь, какая у тебя машина, какое у тебя образование, каков он, твой жизненный успех?!

Доченька любит тебя всяким.

И от этого безусловного принятия хочется сворачивать горы, хочется достигать, хочется проявлять себя только героем, быть мудрым. Дочь для мужчины – это ангелочек, оберег, подаренный Богом, маленькая феечка, которая приходит в твою жизнь и жизнь твоя, даже, если она была серой и скучной, преображается. Доченька, миленький комочек нежности и всего самого, что только может быть на земле чистого и светлого. Так папа рассуждал, ожидая Светочкиного появления. И вот, когда Ангелочек явился, всё именно так и произошло. Папа баловал Светочку. Каждую минуту. Каждую секунду. Отвоевал право у жены и тещи, что только он её купает, он её убаюкивает, он её пеленает. Соседи восхищались: надо же, как этот-то из 32 квартиры дочь-то любит! Как любовь меняет человека: стал обходительный, вежливый, галантный. Гулять сам, за детским питанием сам, в поликлинику сам. И вот уже к лету осенний цветочек расцвел, и все могли наблюдать милое создание во всей красе – в платьишках и панамочках, как папа и мечтал. И эта его любовь растянулась на все годы: каждый день в садик и из садика, шнурочки на ботиночках развязывал и завязывал, на саночках катал, на всякие гимнастики-пения-хореографии водил, сидел в коридорах в ожидании, читая книжки о правильном воспитании, с женой и тещей вечно воевал, если только они повышали голос на его принцессу, обучал их, как надо общаться и как не надо, ссылаясь на Гиппенрейтер, ту самую, что точно знала КАК. Во всяких девчачьих штучках разбирался - это Барби феи, а это Винкс энчантикс, это Блум, а это Лалалупси Алиса, в школу собирал, самые лучшие портфели и ранцы, карандашики, ручечки, стерочки, тетрадочки.

- Пап! А давай купим вот этот, самый красивый! Зара и панда, Зара и панда! Смотри, какие они милые! - кружилась Светочка вокруг папы.

- Выбирай, какой хочешь, - отвечал папа.

Папа не умел сказать "нет": любой каприз, в пределах разумного, конечно, ведь папа растил идеальную дочь, а не ноющую принцессу. Папа читал Светочке сказки, и даже сочинял их сам: "Пуговке очень больно. Она оторвалась и потерялась... Пуговке надо взять ответственность за себя". Он разговаривал со Светочкой по душам: что сегодня произошло хорошего, а что плохого? Он учил справляться дочь с трудностями:

- Димка обидел? А ты? А он? Истоптал твою куртку?!? Обзывался? Запомни одно: подставлять другую щеку ты будешь при милых поцелуях, а когда тебя унижают - надо бить!

И папа учил Светочку драться, отстаивать свои границы, защищать их, учил правильно сжимать кулаки, правильно ударять, правильно сгибать руку соперника, не давая ему даже замахнуться, папа учил правильно давать пощечины, такие, чтобы потом оставались следы и надолго, чтобы надолго помнил тот, кто решился пнуть в коленку или выбить стул, чтобы Светка рухнула на пол, надолго помнил, что Светку обижать нельзя. Запрещено. Светка об этом даже рассказала Димке.
Достаточно было рассказать.

Папа был мудрым. У него можно было спросить обо всем на свете: имеет ли жук-пожарник отношение к пожарам, кто такой шпрехшталмейстер, как пишется слово "безапелляционный", почему он прозвал Димку "чичисбеем", почему в 1926 году Далай-лама ввел налог на уши.
- Пап, а у тебя была первая любовь?
- Да. Твоя мама. Первая и единственная. Все остальное - это так, симпатии. Люди часто путают, думают - вот оно, на всю жизнь, нашел, а это просто симпатия. Нам часто нравятся те, кто или похож на нас, или, наоборот, обладает какими-то качествами, которых нет в нас самих и мы ищем, тянемся, хотим тоже быть такими. Тихоням нравятся активные, активным - тихони, смелым - робкие, правдивым - выдумщицы... Всякое бывает. Но не всё есть любовь, - рассуждал папа, - Иногда люди тянутся друг к другу просто потому, что у них есть общий урок. Они как брат и сестра, родные на духовном уровне, и может начать казаться, что это притяжение и есть любовь. Потом, через много лет, люди иногда начинают понимать, - для чего они были даны друг другу, что эта их встреча - не просто случайность, а урок. А кто-то так и не понимает, не всех настигает мудрость. Когда к тебе придёт настоящая любовь, ты это почувствуешь, поймешь, доченька, вот увидишь! - уверял папа Светочку.

Он так радовался Светочкиной золотой медали. Какая гордость! Умница! Все экзамены на отлично!

К сожалению, папа не смог прийти на вручение аттестатов. Передал Светочке шикарный букет. Когда объявили Светкину фамилию, она встала и с этим букетом пошла к сцене. Димка, тот самый, истоптавший когда-то её куртку, начал аплодировать первым, тем самым подняв за собой весь зал, и все стали кричать: "Браво! Браво!"

Светочка светилась от счастья.

Да, избитое выражение, да, клише, да, трюизм, а как по-другому сказать, если на самом деле светилась?!

Светочка купалась в папиной любви словно в самом нежном, в самом теплом, в самом чудесном море на свете. Ее красота, женственность, грациозность были настолько безупречны: казалось, что над её головой светится нимб. Нимб счастья.

Она держала в руках букет из ее любимых белых пионов, аттестат зрелости и маленькую коробочку, которую ей подарил Димка. В коробочке лежала маленькая пуговка. Маленькая голубая пуговка с белым кружочком в середине и переливающимся камушком в самом центре.

Димка знал про Светку чуть больше, чем она думала. Он даже знал, что не было у Светки никакого папы. Выдумала она его себе. Папа сбежал, исчез, растворился, как только узнал, что мама беременна, и с тех пор папу этого, идеального и почти святого, так никто никогда и не видел.

И еще Димка знал, как он назовет их дочку.
И еще он помнил сказку про пуговку.
Сказку, которую Светке когда-то рассказал её папа.

Автор: Ольга Плисецкая

Проголосовать за историю Комментарии (3)
1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 135
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Хорошие истории в Telegram
Дорогие читатели, мы рады сообщить вам о том, что мы запустили канал хороших историй в Telegram:
https://t.me/goodstories_ru
Каждый день автоматически мы транслируем в канал по одной хорошей истории с сайта. Подписывайтесь, читайте истории в удобном формате и радуйтесь!
18 января 2017 10:37
 
Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14