Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#678 Письмо брату

18 апреля 2012 11:11, Аноним

rating464

Когда мама сказала мне, что она беременна, я была в восторге! Я представляла себе, какой симпатичный ты будешь, как замечательно мы будем проводить время вместе, и как ты будешь похож на меня.

Когда ты родился, я рассматривала твои крошечные ручки и ножки и удивлялась, какой ты красивый. Я с гордостью показывала тебя своим друзьям. Они трогали тебя и легонько щекотали, но ты почему-то никогда не реагировал.

Когда тебе исполнилось пять месяцев, мама начала беспокоиться. Ты был слишком неподвижным и тихим, и твой плач звучал странно - почти как у котенка.

Потом врачи поставили диагноз: синдром «крик кота». Они сказали, что ты никогда не будешь ходить и говорить. Я поняла, что отныне мир будет крутиться вокруг тебя, потому что у тебя серьезная болезнь. Мне стало обидно, и я совершила недопустимый поступок – в своем сердце я отреклась от тебя.

Я научила себя не любить тебя. Родители окружили тебя любовью и вниманием, и от этого мне было еще хуже. С годами обида превратилась в злость, а злость в ненависть.

Мама никогда не сдавалась. Она делала все ради твоего выздоровления. Каждый день она отодвигала от тебя игрушки, чтобы ты учился ползать, но ты вместо этого катался по полу. Я смотрела, как ее сердце разрывалось каждый раз, когда она снова и снова отодвигала игрушки. Ты плакал и пищал, как маленький котенок, но она все равно не сдавалась. И в один прекрасный день ты опроверг слова всех врачей – ты пополз!

Когда мама увидела это, она поняла, что, в конечном счете, ты будешь ходить.

Когда тебе было четыре года, она положила тебя на траву, зная, что ты не любишь прикосновение травы. Она улыбалась, когда ты морщился от недовольства. Ты выползал на тротуар, но мама относила тебя обратно на траву. Мама повторяла это снова и снова. И вот однажды ты встал и побежал на тротуар. Родители обняли тебя, не скрывая слез.

Мама постоянно учила тебя говорить, читать и писать. С тех пор я иногда подсматривала, как ты гуляешь по улице, вдыхаешь запах цветов, любуешься птицами или просто улыбаешься этому миру. Потихоньку я начала видеть прекрасный мир вокруг себя, простоту жизни и маленькие чудеса, и этому я научилась у тебя. Тогда я поняла, что не важно, сколько времени я пыталась тебя ненавидеть, я все равно любила тебя.

Мы заново узнали друг друга. Я покупала тебе игрушки и дарила свою любовь. Ты в ответ награждал меня улыбкой и крепким объятием.

Когда тебе исполнилось десять, у тебя начались сильные головные боли.

Диагноз врачей был страшным - лейкемия. Мама упала в обморок и папа держал ее, я не могла сдержать слез. Врачи сказали нам, что единственная надежда на выздоровление - пересадка костного мозга. Когда мы нашли подходящего донора, ты был уже слишком болен, и врач отменил операцию.

Даже в последние дни жизни, ты продолжал наслаждаться ей. За месяц до своей смерти, ты заставил меня составить список вещей, которые ты хочешь сделать, когда выйдешь из больницы.
Я помню наш последний разговор. Ты сказал, что если ты умрешь, а мне будет нужна твоя помощь, то я могу послать тебе записку на небеса, прикрепив ее к воздушному шару и отпустив его. Когда ты сказал это, я заплакала, а ты крепко обнял меня. В эту ночь тебе стало хуже.

В ту последнюю ночь ты просил обнять тебя, спеть песню. Слезы текли по твоему лицу. В больнице, ты изо всех сил пытался что-то сказать, но не мог. Я знаю, что ты хотел сказать. "Я слышу тебя" - прошептала я. В последний раз, я сказала: "Я всегда буду любить тебя, не бойся, ты скоро будешь с Богом на небесах." Я смотрела, как самый храбрый мальчик на земле постепенно закрыл глаза и сделал последний вздох.

Ты ушел, оставив нас одних. Ты навсегда стал моим источником вдохновения. Ты показал мне, как любить мир и жить полной жизнью. Твоя простота и честность показали мне мир, полный любви и заботы. И ты заставил меня понять, что самое главное в жизни – это всегда любить, не спрашивая, зачем и каким образом и без установки каких-либо ограничений. Спасибо тебе, братишка, за все это.

Автор неизвестен

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#630 Она вспомнила

22 января 2012 17:14, Аноним

rating81

Моя мать самая милая, у нее самое доброе сердце из всех, с кем вам доводилось встречаться. Она всегда была очень умной и умела хорошо выражать свои мысли и все для всех делала. У нас с ней все время были близкие, особенные отношения. И именно ее мозг начал слабеть, а самосознание стало исчезать из-за болезни Альцгеймера. Она уходит от нас вот уже 10 лет. Для меня это постоянная смерть, медленное угасание и неизменная скорбь. Хотя мама уже совершенно не могла обслуживать себя, она все же узнавала своих ближайших родных. Я знала, что наступит день, когда уйдет и это, и наконец два с половиной года назад этот день настал.

Родители навещали нас почти ежедневно, и мы хорошо проводили время, но внезапно связь оборвалась. Моя мать больше не узнавала во мне своей дочери. Она говорила отцу: «Какие приятные люди». Было бесполезно говорить, что я ее дочь. Отныне я перешла в ранг «приятных соседей». Когда я обнимала ее на прощание, то закрывала глаза и представляла маму такой, какой она была много лет назад, к какой я привыкла за 36 лет, — успокаивающее тепло ее тела, пожатие ее руки и нежный, сладкий запах, принадлежавший только ей.

Мне было трудно принять эту сторону ее болезни и справиться с ней. Я переживала трудный период и особенно нуждалась в маме. Я молилась за нас обеих.

Как-то летним вечером, когда я готовила ужин, мои молитвы были услышаны, и произошло это неожиданно. Мои родители и муж сидели в патио, когда мама вдруг подскочила словно ужаленная. Она вбежала в кухню, нежно взяла меня за плечи и повернула к себе. Посмотрев на меня полными слез глазами, которые, казалось, видели сквозь пространство и время, она спросила с большим чувством, правда ли, что я — ее ребенок. Меня переполняли чувства, я воскликнула, что да, это правда. Мы обнялись и плакали и не хотели, чтобы эти волшебные минуты кончились. Я знала, что все это может кончиться так же внезапно, как и возникло. Мама сказала, что ее тянуло ко мне, что она чувствовала ко мне симпатию, но вдруг поняла, что я ее дитя. Мы испытали радость и облегчение. Я приняла этот Божий дар, наслаждаясь им, даже если бы это продолжилось минуту, час или день. Нам была дана отсрочка этого страшного заболевания, и между нами снова установилась особая связь. Глаза мамы светились, как уже давно не светились.

Хотя состояние мамы продолжает ухудшаться, она помнит, кто я такая, а с того чудесного летнего вечера прошел год. Она одаривает меня особым взглядом, как бы говоря: «У нас есть тайна, о которой знаем только мы с тобой». Несколько месяцев назад, когда у меня были родители и пришел еще один гость, мама погладила меня по волосам и с гордостью сказала ему: «А вы знаете, что она моя дочь?»

Автор: Лайза Бойд

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#492 Почетный пожарный

12 июня 2011 19:19, Дракончик

rating90

Двадцатишестилетняя мать смотрела на своего сына, который умирал от лейкемии. Хотя у нее сердце разрывалось от горя, она была преисполнена решимости. Как и другие родители, она хотела, чтобы ее сын вырос и осуществил свои мечты. Однако это было уже невозможно, в чем была повинна болезнь. Но мать по-прежнему хотела, чтобы мечты ее сына стали реальностью.

Она взяла сына за руку и спросила:

— Бопси, ты когда-нибудь задумывался над тем, кем хочешь стать, когда вырастешь?

— Мама, я всегда хотел стать пожарным, когда вырасту. Мать улыбнулась и сказала:

— Посмотрим, сможем ли мы исполнить твое желание.

Позднее тем же днем она отправилась в местное пожарное отделение в городе Фениксе, штат Аризона, где встретила пожарного Боба, сердце которого было таким же большим, как у птицы Феникс. Она рассказала ему о последнем желании сына и спросила, можно ли ее шестилетнему Бопси проехаться по кварталу на пожарной машине.

— Подождите, мы можем сделать кое-что поинтереснее, — сказал Боб. — Если вы успеете подготовить вашего сына к семи часам утра в среду, мы сделаем его почетным пожарным на целый день. Он может прийти на пожарную станцию, поесть вместе с нами и выехать на все пожарные вызовы в городе. А если вы дадите нам его размеры, мы сошьем ему настоящую форму, с настоящим шлемом — не игрушечным — с эмблемой пожарного депо города Феникса на нем. Их производят здесь же, в городе, так что мы быстро управимся.

Три дня спустя Боб заехал за Бопси, одел его в пожарную форму и проводил из больничной палаты на станцию, где его ожидали крюк и пожарная лестница. Бопси посадили в пожарную машину, и он помогал пригнать ее в пожарное депо. Он был на седьмом небе от счастья.

В тот день в Фениксе было три вызова по поводу пожара, и Бопси выезжал во всех трех случаях. Он ездил на пожарной машине, карете "скорой помощи" и даже на машине начальника пожарного депо. Его также снимали на видео для программы местных новостей.

После того как его мечта исполнилась, ощутив любовь и внимание окружавших его людей, он был так глубоко растроган, что прожил еще три месяца, чего не мог предвидеть ни один врач.

Но однажды ночью жизненные силы мальчика начали быстро покидать его; старшая медсестра, которая верила в то, что никто в хосписе не должен умирать в одиночку, начала собирать по телефону в больницу всех членов семьи Бопси. Затем она вспомнила день, который Бопси провел, помогая пожарным; она позвонила начальнику пожарного депо и попросила прислать в госпиталь пожарного в форме, чтобы он был рядом с Бопси, когда тот станет отходить в мир иной.

Начальник ответил:

— Мы сделаем по-другому. Мы приедем через пять минут. Пожалуйста, окажите мне любезность. Когда вы услышите вой сирен и увидите светящиеся огни, предупредите по системе оповещения, что пожара нет. Просто пожарное отделение прибыло, чтобы еще раз увидеть своего славного члена. И пожалуйста, откройте в его комнате окно. Заранее благодарим.

Пожарная машина с лестницами и крюками прибыла через пять минут. Пожарные выдвинули свою лестницу до третьего этажа, и четырнадцать пожарных-мужчин и две женщины-пожарные поднялись в палату Бопси. С разрешения его матери они обнимали его, держали на руках и говорили, как крепко они его любят.

На последнем дыхании Бопси посмотрел на начальника пожарной команды и спросил:

— Шеф, теперь я действительно пожарный?

— Конечно, Бопси, — ответил мужчина.

С этими словами Бопси улыбнулся и навеки закрыл глаза.

Авторы: Джек Кэнфилд и Марк В, Хансен

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#437 Для меня каждый день прекрасен

11 марта 2011 10:57, Дракончик

rating83

После второй операции на сердце в детской больнице Западного Онтарио мою шестилетнюю дочь Келли перевели из реанимации в обычную палату. Но поскольку часть этого этажа была закрыта, Келли перевели в крыло для раковых больных.

В соседней палате боролся с лейкемией шестилетний мальчик Адам. Каждый месяц он какое-то время проводил в больнице, получая химиотерапию. Адам ежедневно приходил навестить Келли, толкая перед собой стойку с прикрепленной к ней емкостью с лекарством. Несмотря на все неприятности, связанные с лечением, Адам всегда улыбался, был весел и приветлив. И часами развлекал нас многочисленными историями. Адам умел в любой ситуации, какой бы трудной она ни была, найти положительные и смешные стороны.

В какой-то из дней я чувствовала себя уставшей и была озабочена выпиской Келли из больницы. Серый, мрачный день давил на меня. Я стояла у окна, глядя на дождь, когда вошел Адам. Я что-то сказала насчет ужасного дня, и мальчик ответил мне со своей постоянной улыбкой: «Для меня каждый день прекрасен».

С того дня у меня не бывает мрачных дней. Даже самый серый день приносит мне радость, когда я с благодарностью вспоминаю мудрые слова, произнесенные очень храбрым шестилетним мальчиком по имени Адам.

Автор: Пэтти Мерритт

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#423 Двухсотое объятие

17 февраля 2011 05:16, Дракончик

rating76

Кожа у моего отца пожелтела, весь в проводах и трубках, он лежал в палате интенсивной терапии. Он всегда был плотного телосложения, а теперь потерял более 30 фунтов.

Отцу поставили диагноз «рак поджелудочной железы» в одной из самых тяжелых форм. Врачи делали все, что могли, но сказали нам, что жить ему осталось от трех до шести месяцев. Рак поджелудочной железы не поддается ни облучению, ни химиотерапии, поэтому надежды было мало.

Несколько дней спустя, когда я пришел к отцу, он сидел в кровати. Я сказал:

— Папа, я так переживаю из-за того, что с тобой случилось. Это помогло мне понять, что я держался с тобой отчужденно и что на самом деле я очень тебя люблю. — Я наклонился, чтобы обнять его, но его плечи и руки напряглись. — Да ладно, пап, я правда хочу тебя обнять.

Какое-то мгновение он казался потрясенным. В нашей семье не принято было проявлять чувства. Я попросил его сесть чуть повыше, чтобы можно было обнять его. И предпринял еще одну попытку. Однако на этот раз папа держался еще более скованно. Я почувствовал, как во мне нарастает привычная обида, и подумал: «Ну и не надо. Если хочешь умереть, оставив меня с ощущением обычного холода между нами, ради Бога».

Многие годы я пользовался любым сопротивлением или сдержанностью отца, чтобы обвинить его, воспротивиться ему и сказать себе: «Вот, ему все равно». Но на этот раз я вдруг осознал, что это объятие послужит ко благу не только ему, но и мне. Я хотел выразить, насколько переживаю за него, несмотря на то что он с такой неохотой открывается передо мной. По натуре мой отец был похож на немца, во всем любил порядок; вероятно, в детстве родители приучили его скрывать свои чувства, то есть держаться по-мужски.

Отогнав свое давно сдерживаемое желание обвинить отца в нашей отчужденности, я решил не уступать и показать ему еще больше любви. Я сказал:

— Папа, не упрямься, обними меня. — И наклонился совсем близко к нему. Отец обнял меня. — А теперь обними крепче. Вот так. И еще раз, сожми покрепче. Очень хорошо!

В каком-то смысле я учил своего отца обнимать, и он сжал меня в своих объятиях уже как-то веселее. На мгновение наружу прорвалось ощущение: «Я люблю тебя». Из года в год мы здоровались, обмениваясь формальным рукопожатием и словами «Здравствуй, как дела?». И теперь мы оба ждали, чтобы момент этой краткой близости повторился снова. И все же именно тогда, когда мы начинали наслаждаться этим чувством любви, тело отца напрягалось, и объятие делалось неуклюжим и каким-то чужим. Потребовалось несколько месяцев, чтобы эта скованность ушла и его чувства легко находили выход в объятии.

Мне пришлось обнять отца бесчисленное множество раз, прежде чем он решился обнять меня первым. Я не винил, а поддерживал его; в конце концов, он менял привычку всей жизни — а это требует времени. Я знал, что мы все делаем правильно, потому что в наших отношениях сквозило все больше заботы и любви. Где-то на двухсотом объятии отец внезапно, в первый раз на моей памяти, произнес вслух:

— Я тебя люблю.

Автор: Гарольд X. Блумфилд

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#422 В нашем городе живет фея...

16 февраля 2011 10:53, Дракончик

rating82

В нашем городе живет фея, в которую верят все детки онкологической больницы. Эта женщина в свое время победила рак и теперь помогает бороться другим. Как-то ее спросили, почему она занимается именно с детьми. Фея ответила: «Дети верят в то, что я им говорю. А взрослые постоянно ставят под сомнение». Знаете, что она делает?

Приходит к детям в больницу и рассказывает сказку о здоровых клетках, к которым в гости заходит больная клетка, которая остается у них жить и заставляет болеть других. Фея просит детей представить, как здоровые клетки борются с больной, чтобы они им помогли. Дети сразу берутся за дело, им тоже хочется выгнать больную клетку. Очень многие малыши выздоравливают.

Источник: http://yourfreedom.ru

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#411 Последняя жертва

2 февраля 2011 10:16, Дракончик

rating97

Линда Биртиш в буквальном смысле слова отдала себя. Линда была выдающейся учительницей, которая чувствовала, что, будь у нее время, она бы создала великие произведения искусства и писала стихи. Однако, когда ей было 28 лет, у нее начались сильные головные боли. Врачи обнаружили у нее огромную опухоль мозга и сказали, что шансы выжить после операции равны двум процентам. Поэтому операцию отложили на полгода.

Линда знала, что в ней скрыт большой художественный талант, и эти полгода она лихорадочно писала и рисовала. Все ее стихотворения, за исключением одного, были опубликованы в журналах. Все ее рисунки, за исключением одного, были выставлены и проданы в крупные галереи.

По истечении шести месяцев ей сделали операцию. Вечером накануне операции Линда решила в буквальном смысле этого слова отдать себя. В случае своей смерти, написала она в своем завещании, она отдавала свои органы для пересадки.

К несчастью, операцию Линда не пережила. И ее глаза поступили в глазной банк в Бетесде, штат Мэриленд, а оттуда — в Южную Каролину. Молодой человек 28 лет вырвался из тьмы на свет. Тот молодой человек был настолько счастлив, что написал в глазной банк, благодаря за то, что такой банк существует. Это было всего лишь второе подобное письмо, которое получил банк, после того как отдал более 30 000 глаз!

Молодой человек писал, что хочет поблагодарить родителей донора. Должно быть, они просто необыкновенные люди, раз вырастили такого ребенка, который отдал свои глаза. Ему сообщили имя семейства Биртишей, и он решил полететь к ним на Стейтен-айленд. Он прибыл без предупреждения, и, когда назвался открывшей ему миссис Биртиш, та обняла его и сказала: «Молодой человек, если вам негде остановиться, мы с мужем с радостью приглашаем вас провести эти выходные у нас».

Он остался. И, осматривая комнату Линды, увидел, что она читала Платона. Он читал Платона по Брайлю. Она читала Гегеля. Он читал Гегеля по Брайлю.

На следующее утро миссис Биртиш нашла молодого человека и сказала: «Знаете, я уверена, что где-то видела вас раньше, но не знаю где». И внезапно вспомнила. Она побежала наверх и принесла последнюю картину, которую нарисовала Линда. Это был портрет идеального мужчины.

Он был практически фотографическим изображением молодого человека, который получил глаза Линды.

Тогда ее мать прочла ее последнее стихотворение. Линда написала его перед самой смертью. Вот оно:

Два сердца встречаются в ночи,
Влюбляясь,
Но не имея возможности увидеть друг друга.

Автор: Джек Кэнфилд и Марк Виктор Хансен

Проголосовать за историю Комментарии (7)
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14
 
500 историй
Количество историй на сайте достигло 500. Спасибо всем за участие, проявленные доброту и тепло!
23 июня 2011 16:51