Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#868 Последний дом прораба

4 августа 2014 09:47, Аноним

rating149

Жил-был прораб. Всю жизнь он строил дома, но стал стар и решил уйти на пенсию.
- Я увольняюсь, – сказал он работодателю. – Ухожу на пенсию. Буду со старушкой внуков нянчить.

Хозяину было жалко расставаться с этим человеком, и он попросил его:
- Слушай, а давай так – построй последний дом и проводим тебя на пенсию. С хорошей премией!

Прораб согласился. Согласно новому проекту ему надо было построить дом для маленькой семьи, и началось: согласования, поиски материалов, проверки...

Прораб торопился, потому что уже видел себя на пенсии. Чего-то не доделывал, что-то упрощал, покупал дешевые материалы, так как их можно было быстрее доставить... Он чувствовал, что делает не лучшую свою работу, но оправдывал себя тем, что это конец его карьеры. По завершении стройки, он вызвал хозяина.

Тот осмотрел дом и сказал:
– Знаешь, а ведь это твой дом! Вот возьми ключи и вселяйся. Все документы уже оформлены. Это тебе подарок от фирмы за долголетнюю работу.

Что испытал прораб, было известно только ему одному! Он стоял красный от стыда, а все вокруг хлопали в ладоши, поздравляли его с новосельем и думали, что он краснеет от застенчивости, а он краснел от стыда за собственную небрежность. Он сознавал, что все ошибки и недочёты стали теперь его проблемами, а все вокруг думали, что он смущен дорогим подарком. И теперь он должен был жить в том единственном доме, который построил плохо...

Мы все – прорабы. Мы строим наши жизни так же, как прораб перед уходом на пенсию. Мы не прилагаем особых усилий, считая, что результаты этой конкретной стройки не так уж важны. К чему излишние усилия? Но затем мы осознаем, что живём в доме, который сами построили. Ведь всё, что мы делаем сегодня, имеет значение. Уже сегодня мы строим дом, в который вселимся завтра.

Давайте будем всегда выполнять свою работу качественно!

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#867 Студентка Роза

29 июля 2014 09:38, Дракончик

rating187

Однажды, профессор на одной из лекций представил нам новенькую. В этот момент я почувствовала легкое прикосновение к своему плечу. Оглянувшись, я увидела маленькую сухонькую старушку, улыбающуюся мне так открыто, что невольно улыбка озарила и мое лицо.

- Привет, красавица, меня зовут Роза и мне 87 лет, – сказала она. – Могу я присесть рядом?
Я заулыбалась и подвинулась, чтобы уступить ей место.
- Конечно, присаживайтесь. Могу я узнать, что привело Вас в университет в столь невинном возрасте? – мне вдруг захотелось шутить.
- Я здесь, чтобы встретить богатого мужа и нарожать ему кучу детей, – подмигнув мне, парировала старушка.
- А если серьезно?– Роза нравилась мне все больше и больше.
Меня заинтересовали мотивы появления здесь этой весьма пожилой женщины.

- А если серьезно… Я всегда хотела получить высшее образование, и вот я здесь, – ответила Роза.

После лекций мы отправились в студенческую столовую и вместе пообедали. С этого дня мы на протяжении трех месяцев обедали вместе. Роза стала душой компании почти всех студенческих тусовок. Все студенты охотно общались с ней, ни разу не высказав своей неприязни.

В конце семестра мы пригласили ее произнести речь на выпускном вечере. Когда она шла к трибуне, листки со шпаргалками выпали из ее рук. Смутившись, Роза попыталась подобрать их, но собрала далеко не все листочки.

- Прошу прощения, я стала такой рассеянной. Ради мужа я бросила пить пиво, поэтому от виски я пьянею значительно быстрее, – пошутила она. – Я уже не соберу шпаргалки, поэтому позвольте просто сказать мне, что я думаю.

Пока затихал смех, она прокашлялась и начала свою речь:
- Мы не перестаем играть, потому что мы взрослеем. Мы взрослеем, потому что перестаем играть. Есть всего лишь несколько составляющих Вашего успеха, молодости и счастья. Вы должны улыбаться и каждый день находить что-то смешное в жизни. Вам необходима мечта. Когда Вы перестаете мечтать – Вы умираете.

- Вокруг нас столько людей, которые мертвы и они даже не догадываются об этом!

Есть огромная разница между старением и взрослением. Если Вам 19 лет и Вы целый год будете валяться на диване и ничего не делать – Вам станет 20. Если я проваляюсь на диване целый год и ничего не буду делать – мне исполнится 88. Нет ничего сложного в том, чтобы стать старше. Нам не нужен талант или дар для того, чтобы постареть. Дар в том, чтобы открыть новые возможности для себя в переменах. Не жалейте ни о чем! Старые люди обычно не сожалеют о сделанном, они скорбят о том, чего они не успели сделать. Боятся смерти только те, в ком есть много сожаления.

Закончив свою речь фразой «с уважением, Роза», старушка вернулась на свое место. Мы все молчали, переваривая услышанное.

Через год Роза получила высшее образование, о котором она так долго мечтала.

А еще через неделю она тихо умерла во сне.

Более двух тысяч студентов пришло на ее похороны, в память о том, что эта маленькая светлая женщина научила их быть теми, кем они могут и хотят быть.

Проголосовать за историю Комментарии (2)
 

#848 Исцеляющий импульс любви...

14 февраля 2014 09:19, Аноним

rating459

Меня везли на кресле по коридорам областной больницы.
- Куда? – спросила одна медсестра другую. – Может, не в отдельную, может, в общую?
Я заволновалась.
- Почему же в общую, если есть возможность в отдельную?
Сестры посмотрели на меня с таким искренним сочувствием, что я несказанно удивилась. Это уже потом я узнала, что в отдельную палату переводили умирающих, чтобы их не видели остальные.
- Врач сказала, в отдельную, — повторила медсестра.

Но тогда я не знала, что это означает, и успокоилась. А когда очутилась на кровати, ощутила полное умиротворение уже только от того, что никуда не надо идти, что я уже никому ничего не должна, и вся ответственность моя сошла на нет.

Я ощутила странную отстранённость от окружающего мира, и мне было абсолютно всё равно, что в нём происходит. Меня ничто и никто не интересовал. Я обрела право на отдых. И это было хорошо. Я осталась наедине с собой, со своей душой, со своей жизнью. Только Я и Я.

Ушли проблемы, ушла суета, ушли важные вопросы. Вся эта беготня за сиюминутным казалась настолько мелкой по сравнению с Вечностью, с Жизнью и Смертью, с тем неизведанным, что ждёт там, по ту сторону…

И тогда забурлила вокруг настоящая Жизнь! Оказывается, это так здорово: пение птиц по утрам, солнечный луч, ползущий по стене над кроватью, золотистые листья дерева, машущего мне в окно, глубинно-синее осеннее небо, шумы просыпающегося города – сигналы машин, цоканье спешащих каблучков по асфальту, шуршание падающих листьев… Господи, как замечательна Жизнь! А я только сейчас это поняла…

- Ну и пусть только сейчас, — сказала я себе, – но ведь поняла же. И у тебя есть ещё пара дней, чтобы насладиться ею, и полюбить её всем сердцем!

Охватившее меня ощущение свободы и счастья требовало выхода, и я обратилась к Богу, ведь Он сейчас был ко мне ближе всех.
- Господи! – радовалась я. – Спасибо Тебе за то, что Ты дал мне возможность понять, как прекрасна Жизнь, и полюбить её. Пусть перед смертью, но я узнала, как замечательно жить!

Меня заполняло состояние спокойного счастья, умиротворения, свободы и звенящей высоты одновременно. Мир звенел и переливался золотым светом Божественной Любви. Я ощущала эти мощные волны её энергии. Казалось, Любовь стала плотной и, в то же время, мягкой и прозрачной, как океанская волна.

Она заполнила всё пространство вокруг, и даже воздух стал тяжелым и не сразу проходил в легкие, а втекал медленной пульсирующей струей. Мне казалось, что всё, что я видела, заполнялось этим золотым светом и энергией. Я Любила. И это было подобно слиянию мощи органной музыки Баха и летящей ввысь мелодии скрипки.

Отдельная палата и диагноз «острый лейкоз 4-й степени», а также признанное врачом необратимое состояние организма имели свои преимущества. К умирающим пускали всех и в любое время. Родным предложили вызывать близких на похороны, и ко мне потянулась прощаться вереница скорбящих родственников. Я понимала их трудности: ну о чём говорить с умирающим человеком, который, тем более, об этом знает. Мне было смешно смотреть на их растерянные лица.

Я радовалась: когда бы я ещё увидела их всех? А больше всего на свете мне хотелось поделиться с ними любовью к Жизни – ну разве можно не быть счастливым просто оттого, что живёшь? Я веселила родных и друзей как могла: рассказывала анекдоты, истории из жизни. Все, слава Богу, хохотали, и прощание проходило в атмосфере радости и довольства. Где-то на третий день мне надоело лежать, я начала гулять по палате, сидеть у окна. За сим занятием и застала меня врач, закатив истерику, что мне нельзя вставать.

Я искренне удивилась:
- Это что-то изменит?
- Ну… Нет, — теперь растерялась врач. – Но вы не можете ходить.
- Почему?
- У вас анализы трупа. Вы и жить не можете, а вставать начали.
Прошёл отведенный мне максимум – четыре дня. Я не умирала, а с аппетитом лопала колбасу и бананы. Мне было хорошо. А врачу было плохо: она ничего не понимала. Анализы не менялись, кровь капала едва розоватого цвета, а я начала выходить в холл смотреть телевизор.

Врача было жалко. А Любовь требовала радости окружающих.
- Доктор, а какими вы хотели бы видеть мои анализы?
- Ну, хотя бы такими.
Она быстро написала мне на листочке какие-то буквы и цифры, то – что должно быть. Я ничего не поняла, но внимательно прочитала. Врач посмотрела сочувственно на меня, что-то пробормотала и ушла.
А в 9 утра она ворвалась ко мне в палату с криком:
- Как вы это де...
- Анализы! Они такие, как я вам написала.
- Откуда я знаю? А что, хорошие? Да и какая, на фиг, разница?

Лафа закончилась. Меня перевели в общую палату (это там, где уже не умирают). Родственники уже попрощались и ходить перестали.

В палате находились ещё пять женщин. Они лежали, уткнувшись в стену, и мрачно, молча, и активно умирали. Я выдержала три часа. Моя Любовь начала задыхаться. Надо было срочно что-то делать.

Выкатив из-под кровати арбуз, я затащила его на стол, нарезала, и громко сообщила:
- Арбуз снимает тошноту после химиотерапии.
По палате поплыл запах свежего смеха. К столу неуверенно подтянулись остальные.
- И правда, снимает?
- Угу, — со знанием дела подтвердила я, подумав: «А хрен его знает…»
Арбуз сочно захрустел.
- И правда, прошло! — сказала та, что лежала у окна и ходила на костылях.
- И у меня. И у меня, — радостно подтвердили остальные.
- Вот, — удовлетворённо закивала я в ответ. – А вот случай у меня один раз был… А анекдот про это знаешь?

В два часа ночи в палату заглянула медсестра и возмутилась:
- Вы когда ржать перестанете? Вы же всему этажу спать мешаете!
Через три дня врач нерешительно попросила меня:
- А вы не могли бы перейти в другую палату?
- Зачем?
- В этой палате у всех улучшилось состояние. А в соседней много тяжёлых.
- Нет! – закричали мои соседки. – Не отпустим.

Не отпустили. Только в нашу палату потянулись соседи – просто посидеть, поболтать. Посмеяться. И я понимала, почему. Просто в нашей палате жила Любовь. Она окутывала каждого золотистой волной, и всем становилось уютно и спокойно.

Особенно мне нравилась девочка-башкирка лет шестнадцати в белом платочке, завязанном на затылке узелком. Торчащие в разные стороны концы платочка делали её похожей на зайчонка. У неё был рак лимфоузлов, и мне казалось, что она не умеет улыбаться.

А через неделю я увидела, какая у неё обаятельная и застенчивая улыбка. А когда она сказала, что лекарство начало действовать и она выздоравливает, мы устроили праздник, накрыв шикарный стол, который увенчивали бутылки с кумысом, от которого мы быстро забалдели, а потом перешли к танцам.

Пришедший на шум дежурный врач сначала ошалело смотрел на нас, а потом сказал:
- Я 30 лет здесь работаю, но такое вижу в первый раз. Развернулся и ушёл.

Мы долго смеялись, вспоминая выражение его лица. Было хорошо.

Я читала книжки, писала стихи, смотрела в окно, общалась с соседками, гуляла по коридору и так любила всё, что видела: и книги, и компот, и соседку, и машину во дворе за окном, и старое дерево.

Мне кололи витамины. Просто надо же было хоть что-то колоть.
Врач со мной почти не разговаривала, только странно косилась, проходя мимо, и через три недели тихо сказала:
- Гемоглобин у вас на 20 единиц больше нормы здорового человека. Не надо его больше повышать.

Казалось, она за что-то сердится на меня. По идее, получалось, что она дура, и ошиблась с диагнозом, но этого быть никак не могло, и это она тоже знала.

А однажды она мне пожаловалась:
- Я не могу вам подтвердить диагноз. Ведь вы выздоравливаете, хотя вас никто не лечит. А этого не может быть!
- А какой у меня теперь диагноз?
- А я ещё не придумала, — тихо ответила она и ушла.
Когда меня выписывали, врач призналась:
- Так жалко, что вы уходите, у нас ещё много тяжёлых.

Из нашей палаты выписались все. А по отделению смертность в этом месяце сократилась на 30%. Жизнь продолжалась. Только взгляд на неё становился другим. Казалось, что я начала смотреть на мир сверху, и потому изменился масштаб обзора происходящего.

А смысл жизни оказался таким простым и доступным. Надо просто научиться любить – и тогда твои возможности станут безграничными, и желания сбудутся, если ты, конечно, будешь эти желания формировать с любовью, и никого не будешь обманывать, не будешь завидовать, обижаться и желать кому-то зла. Так всё просто, и так всё сложно!

Ведь это правда, что Бог есть Любовь. Надо только успеть это вспомнить…

Автор: Людмила Федоровна Ламонова "Успеть вспомнить"

Проголосовать за историю Комментарии (11)
 

#800 Светочка из Дома Ребенка

21 июня 2013 13:33, Лилия Легостаева

rating135

Рассказ основан на реальных событиях.

Лена заварила чай и открыла свежую газету. Без интереса перелистывала страницы. Статьи… заметки… реклама… Ничто не привлекало ее внимание. Она уже почти перевернула страницу, когда увидела эту фотографию: на нее смотрели ясные глазки, наивные, зовущие и по-взрослому печальные. Светлые волосики, летнее платьице и эта ручка... Вернее то, что вместо ручки.. Разве забудешь?

…Мать орала, сестра крутили пальцем у виска. Ленка ревела: 17 лет, беременность, он посмеялся, сунул сотню («больше не могу») и пропал.

Срок уже был большой, дальше скрывать не могла.
- О чем ты думала? Позор какой, стыд! Вырастила на свою голову! Как я людям в глаза смотреть буду?! - Мать разошлась не на шутку, захлестнули страх и отчаяние, и не думала, что ее младшей дочери, почти ребенку, раз в сто хуже.

Старшая сестра посмеивалась, но, в общем, с матерью была согласна. Ленку жалеть никто не собирался. Как-то не умели в этой семье любить и жалеть. Жили три женщины под одной крышей, но, как понять и поддержать друг друга, не знали.
- Делай что хочешь! Иди куда хочешь, но чтобы ЕГО не было! Ты меня услышала! - кричала мать.

И Лена ушла. Хлопнула дверью, наговорив напоследок обидных слов.

До родов домой так и не вернулась - жила то у одной подружки, то у другой.

Пришел срок – родила. Конечно, тайком мечтала - увидит бабушка внучку и отогреется у нее сердце. Ведь бабушки так любят внучек!

А девочка родилась увечная. Ленка как культю вместо ручки увидела - зарыдала, запричитала. День слезы лила и решилась – написала отказ. Из роддома приехала домой. Опустошенная, безразличная. «Мертвый», - сказала сестре. Та матери. Больше ни слова. Тема была закрыта.

Проходили дни, месяцы. Через полтора года в областной дом ребенка заглянул журналист городской газеты и сделал несколько фотографий. Одну из них напечатали в постоянной рубрике «Фото недели» с подписью: «Это тоже наши дети. Светочка, 1.5 года. Областной дом ребенка»

Свою девочку Ленка узнала сразу. Когда старшая сестра вбежала в кухню и увидела бьющуюся в истерике Ленку, испугалась:
- Что?! Что с тобой! Мама! Ма-ма! Ленке плохо! Мама!
- Это моя! Моя! Это моя! Девочка! Светочка моя! Мамочка! Мамочка! Это она, моя!..

Ленка трясла газетой перед притихшими сестрой и матерью и кричала:
- Моя! В газете фото узнала... ручку узнала! Я ручку увидела, ручку!..
- Светочка, областной дом ребенка - шепотом прочла сестра и молча протянула газету матери. Мать взглянула и заголосила.

На следующий день распахнулась дверь кабинета главврача «Дома ребенка», куда ворвались три рыдающие женщины.
- Отдайте! Пожалуйста! Это мы! Это наша Светочка! Наша!

P.S. Процесс удочерения прошел очень быстро.

Автор: Лилия Легостаева

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#799 Исключительное мужество врача

21 июня 2013 13:25, Аноним

rating128

В возрасте 42 лет, Джеймс Хэнлон потерял зрение и слух. Но его карьера врача на этом не закончилась, и он стал лечить людей от полиомиелита.

История доктора Джеймса Хэнлона, слепоглухого врача из Дублина, это история о триумфе над обстоятельствами.
В 40-вых годах Хэнлон был одним из наиболее известных ЛОР-хирургов. В 42-летнем возрасте, в разгар своей профессиональной карьеры, его жизнь приняла странный и трагический оборот.

Во время обычного медицинского осмотра пациент кашлянул мокроту в его левый глаз, что занесло опасную инфекцию в его глаза. После неудачной операции в Лондоне, в течение нескольких месяцев, Хэнлон ослеп. Однако, его неприятности, не закончились. Врачи пытались контролировать инфекцию с помощью больших доз стрептомицина — нового антибиотика в то время, что оказало серьезный побочный эффект на слух, и в конечном итоге Хэнлон также и оглох.

На некоторое время Хэнлон впадает в депрессию, он чувствует себя бременем для семьи и видит лучшим вариантом смерть.

Его жена, Бетти, с помощью нескольких друзей, решила организовать поездку мужа во Францию к святыням Лурдеса, чтобы возродить его настроение.

Хотя он был и не очень набожным, он вернулся из Франции другим человеком: проникнутым новым чувством оптимизма.

Он рассказал членам семьи, что, хотя его и не излечили, это стало уже не важно. «Несмотря на то, что мои глаза и уши не работают, я ведь остаюсь человеком, которым я был... Вопрос в том что я могу сделать сейчас?»
С этого момента, Хэнлон посвятил себя области медицины, которую он мог практиковать, будучи слепоглухим — физиотерапии.

Сначала его не приняли в колледж из-за его инвалидности, так как это «не представлялось возможным». Но Хэнлон прямо сказал руководству колледжа: «Не говорите мне, что это невозможно. Позвольте мне попытаться в первую очередь, и я скажу вам, возможно это или нет».

Невзирая на первоначальный отказ, он подал заявление на учебу в Лондон и получил специальное разрешение посещать лекции в компании секретаря, который интерпретировал занятия на его ладони, используя процесс общения для слепоглухонемых людей, известный как тактильное общение.

Через шесть месяцев, и отчасти из-за его предыдущего медицинского образования, колледж присудил ему почетную степень.

Вернувшись в Дублин, Хэнлон начал работать с физиотерапевтом по имени Кэтлин О’Рурк, который управлял клиникой по реабилитации жертв полиомиелита.
Хэнлон вскоре стал большим специалистом по диагностике ранних признаков заболевания.

В результате своего успеха с пациентами, другие врачи начали направлять пациентов к «слепому доктору», как его ласково называли, особенно с менее очевидными симптомами.

Хэнлон стал таким искусным в переводе тактильного языка, которым его жена Бетти и его давний секретарь Джозефина Керни писали на его руке во время консультаций, что он мог отвечать пациентам в режиме реального времени и создавалось впечатление совершенно нормального разговора.

Некоторые пациенты даже совсем не замечали его инвалидности.

Встретившись со слепоглухой писательницей Хелен Келлер, Хэнлон услышал от нее, что его пример вдохновлял эту великую женщину, когда она потеряла зрение.

Когда Хэнлон умер в 1961 году в возрасте 53 лет от болезни сердца соболезнования приходили со всего мира, в том числе и от Папы Римского.

Объявляя о его смерти, французское телевидение описало его как человека большого мужества и как «героя для всех».

Проголосовать за историю Комментарии (2)
 

#797 Пусть я - всего лишь малая частица...

4 июня 2013 18:36, Аноним

rating237

Пусть я - всего лишь малая частица
В пространстве без начала и конца.
Но мне дано навеки причаститься
К большим делам по замыслу Творца!

При чем здесь я и миросотворенье?
Любой из нас незримо связан с ним.
Бушует космос: синтез и деленье...
Но Мир един, по сути, не делим.

Моя душа является нетленной,
Сокрыто в ней бессмертия ядро.
Из века в век шагаю по Вселенной,
Мне здесь творить предписано Добро.

Автор: Владимир Синельников

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#794 Два петуха

1 июня 2013 00:35, Аноним

rating203

Два петуха затеяли драку. Побежденный спрятался в укромном местечке, а победитель взлетел на высокую крышу и закукарекал во всё горло, хвастаясь своей победой. Гордеца заметил орёл. Он камнем упал на крышу, ударил петуха крылом, схватил его и унёс... Не спешите хвалиться достигнутым.

Притча

Проголосовать за историю Комментарии (2)
1 2 3 4 5 6 7 8 ... 15
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Хорошие истории в Telegram
Дорогие читатели, мы рады сообщить вам о том, что мы запустили канал хороших историй в Telegram:
https://t.me/goodstories_ru
Каждый день автоматически мы транслируем в канал по одной хорошей истории с сайта. Подписывайтесь, читайте истории в удобном формате и радуйтесь!
18 января 2017 10:37
 
Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14