Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#486 Зеленая лампа

4 июня 2011 15:32, Дракончик

rating92

I.

В Лондоне в 1920 году, зимой, на углу Пикадилли и одного переулка, остановились двое хорошо одетых людей среднего возраста. Они только что покинули дорогой ресторан. Там они ужинали, пили вино и шутили с артистками из Дрюриленского театра.

Теперь внимание их было привлечено лежащим без движения, плохо одетым человеком лет двадцати пяти, около которого начала собираться толпа.

- Стильтон! - брезгливо сказал толстый джентльмен высокому своему приятелю, видя, что тот нагнулся и всматривается в лежащего. - Честное слово, не стоит так много заниматься этой падалью. Он пьян или умер.

- Я голоден... и я жив, - пробормотал несчастный, приподнимаясь, чтобы взглянуть на Стильтона, который о чем-то задумался. - Это был обморок.

- Реймер! - сказал Стильтон. - Вот случай проделать шутку. У меня явился интересный замысел. Мне надоели обычные развлечения, а хорошо шутить можно только одним способом: делать из людей игрушки.

Эти слова были сказаны тихо, так что лежавший, а теперь прислонившийся к ограде человек их не слышал.

Реймер, которому было все равно, презрительно пожал плечами, простился со Стильтоном и уехал коротать ночь в свой клуб, а Стильтон, при одобрении толпы и при помощи полисмена, усадил беспризорного человека в кэб.

Экипаж направился к одному из трактиров Гайстрита. Беднягу звали Джон Ив. Он приехал в Лондон из Ирландии искать службу или работу. Ив был сирота, воспитанный в семье лесничего. Кроме начальной школы, он не получил никакого образования. Когда Иву было 15 лет, его воспитатель умер, взрослые дети лесничего уехали - кто в Америку, кто в Южный Уэльс, кто в Европу, и Ив некоторое время работал у одного фермера. Затем ему пришлось испытать труд углекопа, матроса, слуги в трактире, а 22 лет он заболел воспалением легких и, выйдя из больницы, решил попытать счастья в Лондоне. Но конкуренция и безработица скоро показали ему, что найти работу не так легко. Он ночевал в парках, на пристанях, изголодался, отощал и был, как мы видели, поднят Стильтоном, владельцем торговых складов в Сити.

Стильтон в 40 лет изведал все, что может за деньги изведать холостой человек, не знающий забот о ночлеге и пище. Он владел состоянием в 20 миллионов фунтов. То, что он придумал проделать с Ивом, было совершенной чепухой, но Стильтон очень гордился своей выдумкой, так как имел слабость считать себя человеком большого воображения и хитрой фантазии.

Когда Ив выпил вина, хорошо поел и рассказал Стильтону свою историю, Стильтон заявил:

- Я хочу сделать вам предложение, от которого у вас сразу блеснут глаза. Слушайте: я выдаю вам десять фунтов с условием, что вы завтра же наймете комнату на одной из центральных улиц, во втором этаже, с окном на улицу. Каждый вечер, точно от пяти до двенадцати ночи, на подоконнике одного окна, всегда одного и того же, должна стоять зажженная лампа, прикрытая зеленым абажуром. Пока лампа горит назначенный ей срок, вы от пяти до двенадцати не будете выходить из дому, не будете никого принимать и ни с кем не будете говорить. Одним словом, работа нетрудная, и, если вы согласны так поступить, - я буду ежемесячно присылать вам десять фунтов. Моего имени я вам не скажу.

- Если вы не шутите, - отвечал Ив, страшно изумленный предложением, - то я согласен забыть даже собственное имя. Но скажите, пожалуйста, - как долго будет длиться такое мое благоденствие?

- Это неизвестно. Может быть, год, может быть, - всю жизнь.

- Еще лучше. Но - смею спросить - для чего понадобилась вам эта зеленая иллюминация?

- Тайна! - ответил Стильтон. - Великая тайна! Лампа будет служить сигналом для людей и дел, о которых вы никогда не узнаете ничего.

- Понимаю. То есть ничего не понимаю. Хорошо; гоните монету и знайте, что завтра же по сообщенному мною адресу Джон Ив будет освещать окно лампой!

Так состоялась странная сделка, после которой бродяга и миллионер расстались, вполне довольные друг другом.

Прощаясь, Стильтон сказал:

- Напишите до востребования так: "3-33-6". Еще имейте в виду, что неизвестно когда, может быть, через месяц, может быть, - через год, - словом, совершенно неожиданно, внезапно вас посетят люди, которые сделают вас состоятельным человеком. Почему это и как - я объяснить не имею права. Но это случится...

- Черт возьми! - пробормотал Ив, глядя вслед кэбу, увозившему Стильтона, и задумчиво вертя десятифунтовым билет. - Или этот человек сошел с ума, или я счастливчик особенный. Наобещать такую кучу благодати, только за то, что я сожгу в день пол-литра керосина.

Вечером следующего дня одно окно второго этажа мрачного дома № 52 по Ривер-стрит сияло мягким зеленым светом. Лампа была придвинута к самой раме.

Двое прохожих некоторое время смотрели на зеленое окно с противоположного дому тротуара; потом Стильтон сказал:

- Так вот, милейший Реймер, когда вам будет скучно, приходите сюда и улыбнитесь. Там, за окном, сидит дурак. Дурак, купленный дешево, в рассрочку, надолго. Он сопьется от скуки или сойдет с ума... Но будет ждать, сам не зная чего. Да вот и он!

Действительно, темная фигура, прислонясь лбом к стеклу, глядела в полутьму улицы, как бы спрашивая: "Кто там? Чего мне ждать? Кто придет?"

- Однако вы тоже дурак, милейший, - сказал Реймер, беря приятеля под руку и увлекая его к автомобилю. - Что веселого в этой шутке?

- Игрушка... игрушка из живого человека, - сказал Стильтон, самое сладкое кушанье!

II.

В 1928 году больница для бедных, помещающаяся на одной из лондонских окраин, огласилась дикими воплями: кричал от страшной боли только что привезенный старик, грязный, скверно одетый человек с истощенным лицом. Он сломал ногу, оступившись на черной лестнице темного притона.

Пострадавшего отнесли в хирургическое отделение. Случай оказался серьезный, так как сложный перелом кости вызвал разрыв сосудов.

По начавшемуся уже воспалительному процессу тканей хирург, осматривавший беднягу, заключил, что необходима операция. Она была тут же произведена, после чего ослабевшего старика положили на койку, и он скоро уснул, а проснувшись, увидел, что перед ним сидит тот самый хирург, который лишил его правой ноги.

- Так вот как пришлось нам встретиться! - сказал доктор, серьезный, высокий человек с грустным взглядом. - Узнаете ли вы меня, мистер Стильтон? - Я - Джон Ив, которому вы поручили дежурить каждый день у горящей зеленой лампы. Я узнал вас с первого взгляда.

- Тысяча чертей! - пробормотал, вглядываясь, Стильтон. - Что произошло? Возможно ли это?

- Да. Расскажите, что так резко изменило ваш образ жизни?

- Я разорился... несколько крупных проигрышей... паника на бирже... Вот уже три года, как я стал нищим. А вы? Вы?

- Я несколько лет зажигал лампу, - улыбнулся Ив, - и вначале от скуки, а потом уже с увлечением начал читать все, что мне попадалось под руку. Однажды я раскрыл старую анатомию, лежавшую на этажерке той комнаты, где я жил, и был поражен. Передо мной открылась увлекательная страна тайн человеческого организма. Как пьяный, я просидел всю ночь над этой книгой, а утром отправился в библиотеку и спросил: "Что надо изучить, чтобы сделаться доктором?" Ответ был насмешлив: "Изучите математику, геометрию, ботанику, зоологию, морфологию, биологию, фармакологию, латынь и т. д." Но я упрямо допрашивал, и я все записал для себя на память.

К тому времени я уже два года жег зеленую лампу, а однажды, возвращаясь вечером (я не считал нужным, как сначала, безвыходно сидеть дома 7 часов), увидел человека в цилиндре, который смотрел на мое зеленое окно не то с досадой, не то с презрением. "Ив - классический дурак! - пробормотал тот человек, не замечая меня. - Он ждет обещанных чудесных вещей... да, он хоть имеет надежду, а я... я почти разорен!" Это были вы. Вы прибавили: "Глупая шутка. Не стоило бросать денег".

У меня было куплено достаточно книг, чтобы учиться, учиться и учиться, несмотря ни на что. Я едва не ударил вас тогда же на улице, но вспомнил, что благодаря вашей издевательской щедрости могу стать образованным человеком...

- А дальше? - тихо спросил Стильтон.

- Дальше? Хорошо. Если желание сильно, то исполнение не замедлит. В одной со мной квартире жил студент, который принял во мне участие и помог мне, года через полтора, сдать экзамены для поступления в медицинский колледж. Как видите, я оказался способным человеком...

Наступило молчание.

- Я давно не подходил к вашему окну, - произнес потрясенный рассказом Ива Стильтон, - давно... очень давно. Но мне теперь кажется, что там все еще горит зеленая лампа... лампа, озаряющая темноту ночи. Простите меня.

Ив вынул часы.

- Десять часов. Вам пора спать, - сказал он. - Вероятно, через три недели вы сможете покинуть больницу. Тогда позвоните мне, - быть может, я дам вам работу в нашей амбулатории: записывать имена приходящих больных. А спускаясь по темной лестнице, зажигайте... хотя бы спичку.

Автор: Александр Грин

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#445 Что случилось?

31 марта 2011 11:56, Аноним

rating71

Один молодой человек играл, а скорее, учился играть в американский футбол в Университете Лиги плюща. Умения Джерри хватало только на то, чтобы иногда участвовать в плановых играх сезона, но за четыре года этот исполнительный молодой человек не пропустил ни одной тренировки.

Преданность молодого человека команде производила на тренера большое впечатление, а еще его поражало почтение Джерри к своему отцу. Несколько раз тренер видел, как Джерри и навещавший его отец смеялись и разговаривали, прогуливаясь по университетскому городку. Но с отцом тренер знаком не был и никогда не говорил о нем с Джерри.

Как-то вечером, за несколько дней до самой важной игры сезона, в дверь кабинета тренера постучали. Он открыл и увидел опечаленного Джерри, тот был тогда на одном из старших курсов.

— Только что умер мой отец, тренер, — пробормотал Джерри. — Ничего, если я пропущу несколько тренировок и съезжу домой?

Тренер выразил соболезнования и, разумеется, отпустил молодого человека, добавив:

— Ты не обязан возвращаться к субботней игре, я разрешаю пропустить и ее.

Джерри кивнул и ушел.

Но вечером в пятницу, за несколько часов до матча, Джерри снова стоял на пороге квартиры тренера.

— Тренер, я вернулся, — сказал он, — и у меня есть к вам просьба. Пожалуйста, разрешите мне начать завтрашнюю игру.

Тренер пытался отговорить юношу ввиду важности предстоящей игры, но в конце концов разрешил. Всю ночь он ворочался с боку на бок, размышляя, почему согласился на просьбу этого юнца. Противник был очень силен, и на протяжении всей игры его команде потребуются самые лучшие игроки. Предположим, первая подача пойдет к Джерри, а он с ней не справится. Предположим, он неудачно начнет игру, и они проиграют.

Он явно совершил ошибку, дав такое обещание, но что делать?

И вот играет оркестр, толпа ревет, Джерри стоит на линии ворот, ожидая вбрасывания меча. «Может, мяч вообще к нему не попадет», — подумал тренер. И тогда после первой подачи он заменит молодого человека, а до тех пор защитник и полузащитник позаботятся о мяче. И тогда и беспокоиться будет не о чем, и обещание свое он выполнит.

— О нет! — простонал тренер, когда с первой же подачи мяч попал прямо в руки Джерри. Но совершенно неожиданно для тренера тот крепко прижал к себе мяч, увернулся от трех нападающих противника и помчался на середину поля раньше, чем его схватили.

Тренер никогда не видел, чтобы Джерри бежал так быстро и мощно, все его маневры были удачны, он прекрасно взаимодействовал с другими игроками и скоро занес мяч за линию ворот.

Именитые соперники были поражены. Кто этот малыш? О нем даже не подавали никаких сведений, потому что за год он не сыграл в общей сложности и трех минут.

Тренер оставил Джерри на поле, и первую половину игры тот действовал как в нападении, так и в защите. К перерыву их более слабая команда имела в своем зачете на два «заноса» мяча в ворота противника больше, чем именитые соперники.

Вторую половину игры Джерри продолжал вдохновлять свою команду, и, когда прозвучал финальный свисток, его команда выиграла.

В раздевалке, где царил бедлам, какой может царить только в раздевалке команды-победительницы, выигравшей невозможную игру, тренер отыскал Джерри, который тихо сидел в дальнем углу, закрыв лицо ладонями.

— Сынок, что случилось? — спросил тренер, обнимая его. — Ты не можешь играть так, как ты сыграл. Ты бегаешь не так быстро, ты не так силен, не так опытен. Что случилось?

Подняв голову, Джерри ответил:

— Понимаете, мой отец был слепым. Это первая игра с моим участием, которую он видел.

Автор неизвестен

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#359 Обескуражены?

11 ноября 2010 20:52, Дракончик

rating55

Возвращаясь как-то домой после работы, я остановился, чтобы понаблюдать за игрой местной бейсбольной команды в парке рядом с моим домом. Сез позади скамьи первой линии, я спросил у одного из мальчиков, какой счет.

— Мы проигрываем четырнадцать очков всухую, — ответил он с улыбкой.

— В самом деле? Должен сказать, что вы не очень-то обескуражены этим.

— Обескуражены? — озадаченно переспросил мальчик. — А с чего нам быть обескураженными? Мы еще и за биту не брались.

Автор: Джек Кэнфилд

Проголосовать за историю Оставить комментарий
Тэги: игра
 

#279 Помоги выиграть

22 июня 2010 19:45, Дракончик

rating89

Несколько лет назад на олимпиаде в Сиэтле, девять атлетов – калеки и инвалиды – встали на стометровую беговую дорожку. При стартовом выстреле, началось соревнование, не все бежали, но все желали прийти первыми и выиграть.

Равняясь на троих, один мальчишка упал на асфальт, кувыркнувшись, и заплакал. Остальные восемь, услышав плач, замедлили бег и оглянулись назад. Они остановились и побежали обратно... каждый. Одна девушка с синдромом Дауна, присела возле него и начала целовать, приговаривая: «Сейчас лучше?» И все девять обнялись и двинулись вновь к линии финиша.

Все зрители на стадионе встали и зааплодировали, и до сих пор рассказывают эту историю. Почему? Потому что в душе мы знаем: самое важное в жизни – не выиграть для самих себя. Самое важное – помочь другим выиграть, даже если необходимо для этого остановится и поменять направление.

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#225 Кто выиграл?

5 мая 2010 11:33, Дракончик

rating82

Я могу поведать прекрасную историю о проявлении доброты. Она произошла в 1968 году на параолимписйских играх.

Одним из участников был Ким Пик – парень с травмой мозга и с серьезными физическими и умственными недостатками. Ему и его двум соперникам – атлетам с церебориальным параличом – предстояло преодолеть дистанцию в 50 ярдов.

Все, кроме Кима, были в инвалидных креслах. Сразу после стартового сигнала Ким вырвался вперед. И когда до финишной линии оставалось каких-то 10 ярдов, он обернулся, чтобы взглянуть на соперников. Один из них уверенно приближался, а у девушки заело колесо в инвалидном кресле. Оно, упершись в стену, не могло сдвинуться с места. Ким подбежал к девушке и провез ее через финишную линию. Другой парень сделал это раньше и получил золото. Ким проиграл. Или нет?

Зрители аплодировали Киму стоя, и они наверняка считают его обладателем золотой медали…

Дэн Кларк

Проголосовать за историю Комментарии (3)
 

#143 Когда ты прячешь солнце, мне грустно

17 февраля 2010 16:53, Илиада Н.

rating83

Над горой туман и розовато-оранжевые отсветы. Весь день лил дождь, потом перестал, выглянула солнце, зашло за гору, и вот теперь была такая гора.

Было очень красиво, так красиво, что Ёжик с Медвежонком просто глядели и ничего не говорили друг другу.
А гора всё время менялась: оранжевое перемести лось влево, розовое — вправо, а голубое стало сизо-синим и осталось вверху.

Ёжик с Медвежонком давно любили эту игру: закрывать глаза, а когда откроешь — всё по-другому.
— Открывай скорей, — шепнул Ёжик. — Очень здорово!
Теперь оранжевое растеклось узкой каймой по всей горе, а розовое и голубое пропало.

Туман был там, выше, а сама гора была будто опоясана оранжевой лентой.

Они снова закрыли глаза, и, когда через мгновение открыли, вновь всё изменилось.

Оранжевое вспыхивало кое-где слева и справа, розовое вдруг появилось справа, розово-голубое исчезло, и гора вся стала такой тёмной, торжественной, что от неё просто нельзя было отвести глаз, Ёжик с Медвежонком снова закрыли и открыли глаза: гора была покойной, туманной, с лёгким розоватым отсветом справа, но они не успели снова закрыть глаза, как этот отсвет пропал.

Туманная, очень красивая гора глядела на Ёжика с Медвежонком.

И вдруг, или это Ёжику с Медвежонком показалось, кто-то заговорил:
— Вам нравится на меня смотреть?
— Да, — сказал Ёжик.
— А кто? Кто говорит? — шёпотом спросил Медвежонок.
— Я красивая?
— Да, — сказал Ёжик.
— А когда я вам больше нравлюсь — утром или вечером? Тут и Медвежонок понял, что это говорит гора.
— Мне — утром, — сказал Медвежонок.
— А почему?
— Тогда впереди целый день и...
— А тебе, Ёжик?
— Когда ты прячешь солнце, мне грустно, — сказал Ёжик. — Но я больше люблю смотреть на тебя вечером.
— А почему?
— Когда смотришь вечером, как будто стоишь там, на вершине, и далеко, далеко видно.
— Что же ты видел сегодня, Ёжик? — спросила гора.
— Сегодня так пряталось солнце, а кто-то так не
давал ему уйти, что я ни о чём не думал, я только смотрел.
— А я... Мы... То откроем глаза, то закроем. Мы так играем, — сказал Медвежонок.

Быстро сгущались сумерки. И когда почти совсем стемнело, иссиня-зелёное небо вдруг оторвалось от горы, а вся она стала резко видна, чернея на бледно-голубой полосе, отделяющей её от тёмного неба.

Сергей Козлов

Проголосовать за историю Комментарии (2)
 

#125 Сыграть с Богом в четыре руки

30 января 2010 16:40, Дракончик

rating88

Из желания вознаградить успех маленького сына в занятиях музыкой, мать привела его на концерт Великого Музыканта. Она усадила ребёнка в зале и, увидев знакомую, подошла к ней поздороваться.

Мальчик, который первый раз был на концерте, тем временем встал и решил исследовать местность. Увидел дверь с надписью «Вход воспрещён», он, конечно же, тут же вошёл в дверь.

Тем временем, в зале погас свет перед началом концерта. Мать поспешила на своё место, но не обнаружила там своего сына. Внезапно занавес поднялся, и лучи прожектора осветили сцену. Вот тут мать охватил ужас, потому что она увидела на сцене своего маленького сына, который сидел за роялем и невинно играл нехитрую, недавно разученную мелодию.

И в этот же самый момент, стремительной и лёгкой походкой на сцену вышел Великий Музыкант. Публика ахнула. Но Великий Мастер подошёл к мальчику и сказал:
— Не останавливайся. Продолжай играть.
Наклонившись, Музыкант стал исполнять левой рукой басовую партию. Затем, его правая рука опустилась на клавиатуру с другой стороны от ребёнка, и он добавил живое, бегущее obbligato.

Аудитория была совершенно очарована.

Вместе, Великий Пианист и Мальчик превратили нелепую, забавную ситуацию в удивительную, уникальную, и подарили аудитории абсолютно неповторимый момент.

Какой бы ни была ситуация, Господь шепчет:
— Не останавливайся, продолжай играть. И вместе, мы соберём мелкие осколки в Творчество, Мое Творчество.

Проголосовать за историю Комментарии (1)
1 2
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14
 
500 историй
Количество историй на сайте достигло 500. Спасибо всем за участие, проявленные доброту и тепло!
23 июня 2011 16:51