Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#931 Полезные травы

1 июня 2016 15:40, Сергей

rating45

В древнем Китае, девушка, которая выходила замуж, жила в доме своего мужа и служила ему и его матери.

Так случилось, что одна девушка, после свадьбы была не в состоянии выносить постоянные упреки своей свекрови. Она решила избавиться от неё.

Девушка пошла к торговцу травами, который был другом её отца.
Она сказала ему:
— Я не могу больше жить со своей свекровью. Она сводит меня с ума. Не могли бы вы мне помочь? Я хорошо заплачу.
— Что я могу для тебя сделать? — спросил травник.
— Я хочу, чтобы вы продали мне яд. Я отравлю свекровь и избавлюсь от всех бед, — отвечала она.

После долгих размышлений, травник сказал:
— Хорошо, я помогу тебе. Но ты должна понимать две вещи. Во-первых, ты не можешь отравить свекровь сразу, потому что люди догадаются о том, что произошло. Я дам тебе травы, которые будут постепенно убивать ее, и никому не придет в голову мысль, что ее отравили. Во-вторых, чтобы окончательно избежать любых подозрений, ты должна укротить свой гнев, научиться уважать её, любить, слушать и быть терпеливой. Тогда никто не будет подозревать тебя, когда она умрёт.

Девушка согласилась на всё, взяла травы и стала добавлять их в еду свекрови. Кроме того, она научилась контролировать себя, прислушиваться к свекрови и уважать её. Когда та увидела, как изменилась к ней отношение невестки, она всем сердцем полюбила девушку. Она рассказывала всем, что ее невестка самая лучшая, такая, о которой можно только мечтать.

Через полгода, отношения между ними стали близкими, как между кровными матерью и её дочкой. И вот однажды девушка пришла к травнику и взмолилась:
— Прошу вас, пожалуйста, спасите мою свекровь от яда, который я ей давала. Я не хочу убивать её. Она стала самой прекрасной свекровью, и я люблю её.

Травник улыбнулся и ответил:
— Не волнуйся, я не давал тебе никакой отравы. То, что я тебе дал, это просто специи. Яд был только в твоей голове, и ты сама от него избавилась.

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#930 Лечение любящим сердцем

27 мая 2016 11:16, Аноним

rating51

У выдающегося кардиохирурга академика Владимира Андреевича Алмазова в его кабинете в клинике Первого медицинского института стояла склянка с заспиртованным сердцем. Каждый студент знал историю этого сердца. В самом начале 50-х, когда Алмазов был ещё студентом 4-го курса Первого медицинского, в клинику института поступила девушка с подострым септическим эндокардитом. Это страшное заболевание и сейчас даёт большой процент смертности, а тогда...

Её считали безнадёжной. У девушки держалась температура под сорок, сердце отказывало. Её без особых результатов осматривали ведущие профессора и, как водится, вереница интернов. В числе практикантов был один - талантливый и внимательный...

Нет, он не предложил революционного метода лечения эндокардита, он просто влюбился - девушка была очень симпатичной. Стал каждый день наведываться в палату, носил цветы. Умирающая девушка тоже его полюбила. И стала потихоньку выздоравливать.

Они поженились, родили детей, на свою серебряную свадьбу пригласили лечивших её врачей. А когда через много лет она умирала, своё сердце она завещала Первому медицинскому институту. Чтобы помнили - больное сердце лечится сердцем любящим.

Любите и будьте любимыми.

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#925 Материнская любовь

14 марта 2016 08:44, Аноним

rating41

Давным-давно в деревне, неподалёку от города Кэсона, жила бедная крестьянская семья. Муж работал на поле у богатого соседа, а жена пекла на продажу рисовые хлебцы. Так и жили они, сводя кое-как концы с концами.

И был у них сын Хан Сек Бон, которого они любили больше жизни. Дружно жила семья бедняка, пока не нагрянула на них непоправимая беда: отец тяжело заболел и умер. Умирая же, сказал он своей жене:
— Пусть наш сын будет учёным, и тогда все его станут уважать.

И жена пообещала мужу выполнить его последнее желание.

Когда Хан Сек Бону исполнилось семь лет, мать сказала:
— Пора выполнить волю отца. Десять лет предстоит тебе провести в учении. Ты познаешь за это время тысячу иероглифов, выучишь лучшие стихи, научишься медицине и прочтёшь книги философов. После этого ты сможешь выдержать экзамен в Сеуле и станешь учёным, как хотел отец.

Хан Сек Бон ушёл учиться в Кэсон, и мать осталась одна в своём маленьком домике. Никто в деревне лучше неё не пёк рисовых хлебцев. Они были и вкусны, и красивы, всегда одинаковые, ровные, пышные. И поэтому все соседи покупали хлебцы только у неё.

Не было такого вечера, чтобы мать не думала о своём мальчике. Она скучала без него, горевала и плакала. По ночам мать высчитывала, сколько лет, месяцев и дней пройдёт, прежде чем она увидит дорогого сына.

Но дней до встречи оставалось ещё много.

И вот как-то вечером мать услышала близ чиби чьи-то шаги. Она открыла дверь и узнала своего сына.

Мать видела, что Хан Сек Бон измучен дальней дорогой, ей хотелось броситься к мальчику, прижать его к своей груди.

Но она не сделала этого. Она даже не улыбнулась своему сыну, только спросила:
— Почему ты вернулся раньше времени? Разве ты уже постиг все науки и можешь держать экзамен?

Хан Сек Бон не ожидал такого сурового приёма от матери. Он заплакал и сказал:
— Я очень устал. Много десятков ли прошёл я пешком и не ел со вчерашнего утра. Накормите меня, а утром я всё вам расскажу.

Ах, как хотелось матери обнять своего сына, поцеловать его, накормить лучшим, что было в доме, и уложить на циновку! Но она ничего этого не сделала, а спросила снова:
— Разве ты уже постиг все науки, которые должен был познать за десять лет?

Сын ответил:
— Я изучил все науки, которые полагается пройти за десять лет, и потому вернулся к вам раньше времени.
— Тогда возьми кисточку, тушь, бумагу и напиши первые десять иероглифов, — сказала мать.

Когда сын вынул из мешочка, что висел у него на поясе, тушь и кисточку, мать задула огонёк светильника и сказала:
— Ты будешь рисовать в темноте иероглифы, а я — печь хлебцы.

Через некоторое время мать воскликнула:
— Хлебцы готовы!

И с этими словами она вновь зажгла светильник. Хан Сек Бон показал матери свою работу. В темноте иероглифы вышли некрасивые, неровные, и в нескольких местах были даже кляксы.

Тогда мать сказала:
— Посмотри на мои хлебцы.
Хан Сек Бон посмотрел на хлебцы. Они были ровные, красивые, одинаковые, аккуратные, точно мать пекла их при ярком свете.

А мать положила на плечо сына руку и промолвила:
— Возвращайся в Кэсон и приходи домой, когда минует срок и ты будешь знать в совершенстве всё, что полагается тебе знать.

Взмолился Хан Сек Бон:
— О, позвольте мне остаться хотя бы до утра! Я шёл к вам не останавливаясь много дней и ночей, и нет у меня силы снова идти в такой далёкий путь.
— Нет у тебя времени для отдыха, — ответила сурово мать. — Вот тебе на дорогу хлебцы — и прощай!

Пошёл Хан Сек Бон в темноте по горным тропам. Тяжела была дорога в древний город Кэсон. Не раз преграждали ему путь горные потоки и завывали поблизости дикие звери.

Хан Сек Бон шёл и горько плакал. Ему казалось, что мать несправедлива и жестока к нему, что она разлюбила его за те годы, что прожил он в Кэсоне.

Утром он развязал платок, в котором лежали хлебцы, и снова увидел, что хлебцы, испечённые в темноте, были прекрасны — один к одному, один к одному!

И тогда Хан Сек Бон впервые подумал: «Мать смогла в темноте выполнить хорошо свою работу, а я не смог. Значит, она делает своё дело лучше, чем я!».

Подумав так, Хан Сек Бон поспешил в Кэсон.

Прошло ещё пять лет — и вновь мать услышала вечером шаги у своего домика. Она открыла дверь и снова увидела сына.

Хан Сек Бон протянул к матери руки, но мать сказала:
— Все ли науки ты постиг, что пришёл домой?
— Все, — ответил сын.
И, вынув из мешочка бумагу, тушь и кисточку, он задул светильник.

Через десять минут Хан Сек Бон сказал:
— Можете зажечь светильник!..
Мать осветила комнату и подошла к сыну. Перед ней лежал лист бумаги, заполненный иероглифами. Иероглифы были все чёткие, ровные, красивые, один к одному, один к одному!

И тогда мать воскликнула:
— Как я ждала тебя! Как я соскучилась! Дай мне насмотреться на тебя, дай мне прижать тебя к своей груди!

Корейская народная сказка

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#919 Девушка прожила два года на дереве, чтобы защитить его

23 января 2016 09:23, Слава

rating51

В 1997 году девушка по имени Джулия Хилл решила спасти дерево, которому дала имя Луна. Красное Дерево (или Секвойя) в высоту более 60 метров, возрастом более 500 (пятисот) лет планировала спилить компания Pacific Lumber и уже даже начала делать это - бензопила успела пройти сотни колец. Джулия спасла дерево, сделав его своим домом на 738 дней.

10 декабря 1997 23-х летняя Джулия залезла на дерево. Ее новый дом располагался в 50 метрах над землей. На общей площади 3 квадратных метра находилось все что могло понадобится для жизни на дереве - небольшая плита, кухня, ванная комната, оборудованная устройством для сбора дождевой воды и даже ее душ. И конечно же краски и холст. Там она провела последующие 2 года.

Ей удалось спасти красного гиганта от уничтожения. В конечном счете это вызвало такой резонанс, что компании пришлось прекратить пилить деревья по всему Стенфорду в штате Калифорния.

Этим самым она обратила внимание общественности на одну из самых серьезных проблем современности — проблему повсеместной вырубки лесов.

Сегодня Джулия активно участвует в природоохранных и зоозащитных организациях.

Мы очень сильно зависим от деревьев, хотя не замечаем и не осознаем этого. Принимая деревья, как само собой разумеещееся, мы не понимаем, что однажды они могут исчезнуть насовсем.

Источник: ecology.md

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#914 Гений века

22 декабря 2015 16:41, Аноним

rating49

Однажды юный Томас Эдисон вернулся домой из школы и передал маме письмо от учителя.

Мама зачитала сыну письмо вслух, со слезами на глазах: "Ваш сын - гений. Эта школа слишком мала, и здесь нет учителей, способных его чему-то научить. Пожалуйста, учите его сами."

Через много лет после смерти матери (Эдисон к тому времени уже был одним из величайших изобретателей века) он как-то пересматривал старые семейные архивы и наткнулся на это письмо.

Он открыл его и прочитал:
"Ваш сын - умственно отсталый. Мы не можем больше учить его в школе вместе со всеми. Поэтому рекомендуем вам учить его самостоятельно дома".

Эдисон прорыдал несколько часов. Потом записал в свой дневник: "Томас Алва Эдисон был умственно отсталым ребенком. Благодаря своей героической матери он стал одним из величайших гениев своего века."

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#892 Я люблю тебя

17 марта 2015 11:08, Сергей

rating91

Здравствуй. Мы не встречались, но я люблю тебя.
Подожди. Не будь шокирован.
Я только хочу сказать, что я узнаю в тебе себя.

За словами, историями, шумом и молчанием, я знаю, что я – это то, что ты есть. Это само сознание. Это узнавание себя в «другом». Потому что «другого» нет вообще.

Я это ты, в самом глубинном смысле этого слова. В глубине я знаю тебя как себя. Это любовь.

Мы не двое, становящиеся одним, друг, но Единые, которых невозможно расколоть на части.

Мы не пытаемся соединиться, но, знаем себя как то, что нельзя разъединить.

Я ничего «о тебе» не знаю, друг. Но это не имеет значения.
Твоя история жизни вторична по отношению к этой любви. Наши истории жизни и будущее бледнеют в сравнении с тем, что сияет сейчас.

Мы древние друзья, давние возлюбленные. Наши тела изменились, драма воплощения отыгрывает саму себя, но любовь сохраняется.

Мы древние, но всегда свежие. Настоящие. И мы здесь.

И даже если мы никогда не встретимся, я тебя люблю, до всех встреч и прощаний. Ничего с собой поделать не могу. Это моя природа.

С любовью,
Джефф Фостер

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#890 Два брата

11 марта 2015 14:31, Богданова Наталья

rating112

Два брата жили – “не разлей вода”,
Имели дело и доход немалый.
Купили земли, возвели дома
На левом берегу реки и правом.

Дружили-ладили, завидовали все,
Примером быть они могли для многих.
Но тут как раз и место сатане,
Который взял да крепко их поссорил.

И мира нет. И злоба, как змея.
И берег, что напротив, опостылел.
Зовет строителя брат старший, говоря:
“Построй здесь стену, чтобы глаз его не видел”.

И щедро авансировав работу,
На месяц брат покинул те места...
И возвратясь, стены не видит что-то,
А через реку – свод прекрасного моста.

“Как он посмел? Он договор нарушил!
И что за самодеятельность тут?
Да если б знал, не уезжал бы лучше –
Работнику, как видно, нужен кнут”.

Так рассуждал и на мосту приметил
Знакомую фигурку на бегу –
То младший брат спешит, желая встретить:
“Дай, дорогой, тебя я обниму!

Я был неправ тогда и непреклонен,
Обиду в своем сердце затаил,
Но ты меня простил и мост построил –
Да разве я такого заслужил?”

И поражен был старший откровеньем,
И пал пред братом, плача и моля:
“Нет, надо было б мне просить прощенья,
В раздоре том была вина моя!”

Тут подоспел строитель, очень кстати –
Он примиренью несказанно рад,
Ведь перед ним стоят, обнявшись, братья –
Вот за работу плата, да в сто крат!

“Живи у нас, не зная притесненья!
Любой из наших выбирай домов!”
“Пойду,– сказал работник со смущеньем,–
Построить надо много мне мостов...”

Автор: Богданова Наталья

Проголосовать за историю Комментарии (1)
1 2 3 4 5 6 ... 28
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14
 
500 историй
Количество историй на сайте достигло 500. Спасибо всем за участие, проявленные доброту и тепло!
23 июня 2011 16:51