Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#912 Новогоднее чудо детства

12 ноября 2015 16:07, Марина Куфина

rating83

Когда-то, много лет назад, я искренне верила, что подарки под нашу елку кладет лично Дед Мороз. Он влетает в открытую форточку, и, оставив подарок, таким же образом убывает обратно. В новогодний вечер родители собирали младшую сестренку, меня, под присмотром папы я открывала форточку, и мы выходили во двор. Снег блестел, усыпанный разноцветным конфетти, навстречу шли веселые люди, поздравляли нас: "С Наступающим! С Новым Годом!", а мы поздравляли их... Немного погуляв, мы возвращались и зажигали свет, а под елкой уже лежали два пакетика - побольше и поменьше. Я "первая" замечала их, и неслась схватить тот, что побольше, даже не скинув шубку.

- Ой, доченька, что это?! - весьма натурально удивлялась мама.
- Не знаю, сейчас посмотрю! - нетерпеливо разорвав обертку, я с восторгом обнаруживала внутри какую-нибудь мягкую игрушку. Моей двухлетней сестренке "Дед Мороз" вкладывал в пакетик целлулоидных пупсов - это были ее любимые куколки. Наши родители тогда были очень молоды, жили мы весьма скромно, поэтому я и малышка искренне восхищались "дедморозовскими" подарками, а родители радовались, глядя на нас!

«И как это Дед Мороз всегда знает, что я хотела такую собачку или медвежонка?» – удивлялась я. Конечно, как я потом поняла, родители ненавязчиво выведывали, что бы мне понравилось, а я мечтала о многом, хотя ничего конкретного не требовала. Меня восхищал сам факт ЧУДА, само посещение Деда Мороза! И незатейливая игрушка была дорога именно тем, что несла в себе волшебство...

В тот год, аккурат перед праздником, папа повел меня в магазин "Орленок", где открылся отдел детских игрушек - сказочное царство для детей! Блестящие игрушки на елку, "дождик", гирлянды - все это сияло и сверкало разноцветными огнями! С трудом сделав выбор (взять хотелось все!), мы захватили несколько шариков, "дождики" разной длины и цвета, двух попугаев "на прищепке" для елки, и направились к кассе. И тут я вдруг остановилась, буквально "споткнувшись" взглядом на необыкновенной кукле. Таких игрушек я раньше не видела – ростом с мою сестренку, белокурые кудрявые волосы, роскошное белое платье, синие глаза, обрамленные черными ресницами... Я не любила кукол, предпочитая мягкие игрушки, но эта просто поразила меня своей красотой! "Кукла - невеста"- было написано на ценнике крупными буквами.

- Папа, смотри, какая кукла! - не удержалась я.
- Вижу, доченька. - вздохнул папа,- дорого только, не сможем ее купить...

Я посмотрела на ценник еще раз, и только теперь заметила, что внизу еще есть надпись помельче: "Цена - 10 руб.". Это была непомерная дороговизна в моем представлении, даже и капризничать не стоило… Вздохнув, я отошла от красавицы.

Пока мы шли домой, я несколько раз начинала петь дифирамбы "кукле-невесте", периодически прерывая себя и убеждая папу, что мне и так хорошо, и хватает игрушек, да еще и "Дед Мороз принесет под елку новую!"... Я очень любила папочку, знала, как он переживает, когда мама ему говорит, что на что-то "не хватает денег", и не хотела его огорчать…

Вечером я пошла в гости к соседке Ире. Она была младше меня на год, но намного бойчее, чем я, и пыталась мной командовать, из-за чего мы ссорились. Вот и на этот раз она разозлилась, потому что я отказалась играть с ней и засобиралась домой. А перед этим мы обсуждали, как теперь плохо моей однокласснице Лене, у которой внезапно умер папа...

- А вот если ты уйдешь,- набычившись, сказала Ирка - я вызову Бабу-Ягу, она и твоего папу заберет навсегда!

Недавно мы где-то краем уха слышали про спиритизм, про то, что можно "вызвать кого-то", и Ирка утверждала, что она знает "заклинания". Но до этого момента я ей не верила...

Не знаю, что произошло со мной после ее слов - может, сказалась усталость прошедшего дня, или встреча с Леной, которая была раздавлена неожиданным уходом любимого папочки... Я молча вышла от Ирки, не проронив ни слова. Но дома я разразилась слезами. Перепуганные родители еле выудили из меня, почему я плачу, и с трудом меня успокоили.
- Нет Бабы-Яги, что ты, доченька! - успокаивала меня мама. - Ира просто обманула тебя, ничего она не сможет сделать! Это же сказки!
- Да-а-а, сказки!- рыдала я - а вдруг сможет, и вызовет ее, и... - тут я опять заходилась в плаче. В детстве я была очень впечатлительным ребенком...
- Да нет Бабы-Яги! - уже начала нервничать мама, - Ты большая уже, должна понимать! Врет все Ирка твоя! Вот сейчас пойду, с родителями ее поговорю! - пригрозила она.
- Не надо, не ходи! - испугалась я теперь уже маминого раздражения, потому что не хотела прослыть ябедой и трусихой среди друзей...

Постепенно я успокоилась, перестала плакать, но спать легла с родителями, и крепко держала папу за руку, чтоб его не утащила Баба-Яга...

Следующий день не внес успокоения в сумятицу моих чувств. Я как-то не задумывалась раньше о «реальности» Деда Мороза, не представляла себе какого-либо реального дедушку с бородой, влетающего в нашу форточку - просто "Дед Мороз" был элементом Нового Года, чудо появления игрушек носило его имя... И тут я задумалась - а существует ли он на самом деле, или, как мне и говорила та же самая Ирка - подарки кладут под елку сами родители? Ведь если Баба-Яга есть только в сказке, то и Дед Мороз - тоже выдумка? Выходило, что это так, что чуда нет, и мне стало очень грустно от этого осознания...

Вечером мы опять, по заведенному ритуалу, собрались и вышли на улицу. Перед этим я открыла форточку , но сделала это без радостного ожидания, лишь для того, чтоб не огорчать родителей. Я уже знала, что, вернувшись домой, найду пакеты с игрушками, спрятанные, как я теперь была уверена, мамой или папой... И только на один вопрос я не могла ответить - когда они успевали их туда закинуть? Ведь мы выходили все вместе (на то, что папа задерживался "взять санки", я не обращала внимания!), гуляли и возвращались одновременно... И отсутствие у меня ответа на этот вопрос еще сохраняло во мне трепещущий огонечек веры в необъяснимое...

Мы погуляли совсем немного - мое настроение было совсем не праздничным, я улыбалась через силу, и родители, видя мое состояние, повели нас домой. Мы зашли в коридор, я включила свет, сестренка побежала к елке, но я не торопилась на этот раз, а медленно снимала шубу... Мама прошла в комнату.
- Ой, что это?! - в ее голосе было неподдельное удивление. Папа прошел в комнату быстрее меня.
- Манечка, иди скорее, посмотри, что там! – настойчиво позвал он меня.

Я нехотя вошла в зал и увидела...

Под елкой стояла стоймя большая коробка, на которой была изображена в полный рост кукла. Кукла-невеста!..

Родители бы никогда не купили мне ТАКУЮ ДОРОГУЮ куклу! На этот счет у меня не было двух мнений...

Я схватила коробку, на этот раз аккуратно ее открыла, и - достала из нее мою «нечаянную» красавицу, с белыми волосами, в роскошном белом платье с кружавчиками! Ее глазки открывались и закрывались, ручки и ножки сгибались, на ножках были белые туфельки. Сколько лет прошло, а память моя сохраняет вид этой куклы...

Я бросилась к окну, встала на подоконник и высунулась в открытую форточку.

- Дедушка Мороз, спасибо тебе, спасибо! Это такая хорошая кукла, я так ее хотела себе! - горячо повторяла я.
- Слезь, простудишься! - прикрикнула на меня мама.

Я покорно слезла с окна и, повернувшись к папе, увидела на его глазах слезы. Это было так странно и неожиданно для меня, увидеть своего сильного папочку плачущим, что сердце мое сжалось, и я бросилась к нему.
- Папа, что случилось?
- Ничего, доченька, ничего, просто у меня руки замерзли, "отходят" сейчас... - пробормотал он, отворачивая от меня лицо. - Ну вот, видишь, какой подарок у тебя! Рада?
- Конечно, это так здорово! - от радости я даже не посмотрела, что у сестренки в пакете, и убежала в свою комнату вместе с куклой. Тут, кое-что сообразив, я прижалась лицом к оконному стеклу (форточку я не рискнула открыть), и попросила:
- Дедушка Мороз, пожалуйста, пусть Баба-Яга не заберет моего папочку! Ты же можешь ее прогнать… - и с легким сердцем, полностью надеясь на защиту доброго Деда Мороза, я вернулась к семье праздновать Новый Год, счастливая и беззаботная!

А на следующий день я предъявила Ирке куклу как доказательство того, что это не мои родители кладут подарки под елку! Ирка промолчала, потому что подарок действительно был роскошный, и явно недешевый. Такие деньги в наших семьях за игрушку никто бы не отдал, значит, налицо чудесное в ее появлении! Я предложила ей куклу поиграть на несколько дней, она мне одолжила какую-то свою игрушку, и мы помирились. Помню, как радостно было у меня на душе оттого, что в мире и вправду, все -таки есть чудеса! И я пока совсем , совсем не хотела становиться "взрослой"...

Автор: Марина Куфина

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#839 Голь на выдумку хитра

14 декабря 2013 17:57, Аноним

rating126

Как не умереть от жажды, и при этом отпраздновать день рождения.

Шел сентябрь 1984 года. Был я тогда зеленым сержантом ПВ КГБ СССР, первого года службы, в одной из северных провинций ДРА, поэтому вместе со своим псом Бураном скромно и безропотно выполнял наши минно-розыскные обязанности. А если точнее, то мы сопровождали от границы на свою базу – в мотомоневренную группу (ММГ), колонну с грузом для нужд ММГ.

Из-за жары, горно-пустынного ландшафта на маршруте, наш БТР-утюг (Утюг – первый БТР в ГПЗ (головная походная застава)) «выпил» всю свою и нашу воду.

Воды нет ни у кого в экипаже, ну почти ни у кого. И этот «почти» – я. У меня есть треть фляжки горячей питьевой воды, но это не мне, а собаке, и то не пить, а только нос намочить, чтобы не пересыхал, чтобы нюх совсем не пропал. Потому, что впереди еще один перевал, который мы будем нюхать – с этой стороны 2 км подъем (собака зигзагом пройдет 4-6 км), спуск покороче и покруче.

А хочется нам скорее попасть за этот перевал потому, что с той стороны перевала, у его подножья, есть небольшой арык. Вода в этом арычке течет круглый год и всегда холодная. Её можно залить в радиаторы, можно искупаться, вот только пить ее нельзя, она горько-соленая, как в море! Но все равно этой водой мы заполнили все имеющиеся на борту емкости, ибо лучше уж такая вода, чем совсем никакой и двинули в сторону места ночевки колонны.

На месте ночевки колонны мы пожевали сухомятки и легли спать. Моя смена тащить службу выпала, естественно, на вторую половину ночи. Наскакавшись за день на жаре, я умотался порядочно и только прилег, так сразу отключился и …. вижу: еду я на броне БТРа в нулёвом камуфляже по знакомым дворам своего города, у подъездов бабушки сидят, в палисадниках цветы благоухают, в общем все крайне красиво и душевно. Вдруг из подъезда выскакивает одна знакомая девчонка, взлетает на броню, целует меня в щеку, дарит цветную открытку и поздравляет меня с днем рождения!

Открываю глаза …. ЕПРСТ! Кругом ночь, лежу на бронежилете весь в пыли под БТРом (самое безопасное место ночевки на ровном месте). И в щеку меня не девчонка целует, а Бураха своим сухим шершавым носом тычет, рядом стоит дед по призыву и приглашает заступить на службу, так как время мое пришло!

Оправившись от шока, тут же заявляю деду, что у меня сегодня, оказывается, день рождения и это необходимо мгновенно отметить! Стали думать чем бы его отметить или хотя бы чего-нибудь попить. И тут мне в голову пришла гениальная формула. Я вспомнил, что в нашем БТРе, в ящике с сухпаем есть открытая трехкилограмовая банка томатной пасты! А соленая вода из арыка + томатная паста + размешать как следует = ТОМАТНЫЙ СОК! Причем много холодного томатного сока! Методом проб установили необходимую пропорцию для ингредиентов и начали праздновать. Вот это был кайф!!! Настоящий День рождения! Бурахе тоже намешал, он пол каски вылакал и не поморщился. Мужики из экипажа утром встали, я им тоже намешал, и соседнему экипажу намешал. В общем отпраздновали с размахом.

Кстати с тех пор обожаю томатный сок, а та девчонка, что прыгала с поздравлениями на БТР стала моей женой.
Во как!

Источник: http://topwar.ru/33792-gol-na-vydumku-hitra.html

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#617 Самая лучшая елка

30 декабря 2011 09:32, Дракончик

rating74

Было это 2 года назад. Вся наша семья: папа, мама, 10-летний Антон и 5-летняя Дарья отправились отмечать Новый год за город, на дачу.

Собрались друзья и родственники. Приключения начались сразу по прибытии. В деревне отключился свет. И вся наша развеселая компания со свечками и керосиновыми лампами в полной темноте, успокоив испуганных малышей, пыталась организовать новогодний стол.

Потом, во дворе у костра мы наряжали ёлку. Лесная красавица, обмотанная туалетной бумагой и наряженная тем, что нашли в темноте (старые вещи и детские мягкие игрушки) привела и детей и взрослых в полный восторг и стала главным украшением праздника.

А потом был импровизированный бой курантов (били половником в медный таз для варенья), поздравления гражданам РФ от "деды Вовы" (местный старожил), бенгальские огни, фейерверк и веселье до утра.

Полное отсутствие света и телевизора - "главного украшения стола", выражаясь словами почтальона Печкина, ничуть не омрачило нам праздник. Этот Новый год нам всем запомнится надолго, ведь он был самым необычным и весёлым за последние годы.

Хочется пожелать всем побольше необычных, запоминающихся и веселых Новогодних праздников.

Автор: Пустаханова Наталья

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#419 Подарок дедушке

14 февраля 2011 09:53, Дракончик

rating82

— Дедушка, прошу тебя, приезжай, — сказал я, зная, что он не приедет.

В бледном свете, сочившемся сквозь пыльное кухонное окно, он застыл на своем обтянутом винилом стуле, его полные руки лежат на столе с жаропрочным покрытием, взгляд устремлен на стену мимо меня. Он был угрюмый, сварливый итальянец, долго помнивший обиды, как реальные, так и вымышленные. Когда он бывал в духе, то ворчливо отвечал мне. На этот раз он дал ответ, означавший «нет».

— Ну давай, деда, — умоляла моя шестилетняя сестра Кэрри. — Я хочу, чтобы ты приехал. — Она была моложе меня на 21 год — поразительно позднее прибавление в нашем семействе. — Я собираюсь специально для тебя приготовить твое любимое печенье. Мама говорит, что научит меня.

— Бога ради, это же День благодарения, — сказал я. — Ты уже четыре года не садишься с нами за стол. Может, пришло время забыть старое?

Он посмотрел на меня, и его голубые глаза полыхнули тем самым яростным огнем, который годами держал в страхе всю семью. Кроме меня. Каким-то образом я понимал его. Может, я понимал его одиночество больше, чем сам хотел признаться, и обладал той же неспособностью выражать чувства. Но какова бы ни была причина, я знал, что творится у него внутри. Грехи отцов падут на их детей — было написано там, и так это и было. Сколько же страданий причиняет этот несчастный «дар», который каждый мужчина получает раньше, чем достаточно повзрослеет, чтобы решить, хочет ли он следовать этой неверно понятой идее мужественности. Все кончается тем, что снаружи мы черствеем, а внутри делаемся беспомощными, и те несколько футов, что отделяли меня от деда, могли с таким же успехом быть несколькими световыми годами.

Кэрри все щебетала, пытаясь уговорить его. Она понятия не имела, насколько это безнадежно.

Я встал и подошел к окну, которое выходило на задний двор. В свете зимнего дня запущенный сад казался нежно-серым, он весь зарос сорняками и одичавшим виноградом. Обычно дед творил здесь чудеса, видимо, компенсируя этим неспособность сладить с собственной натурой. Но после смерти бабушки он забросил сад, все больше уходя в себя.

Отвернувшись от окна, я смотрел на деда в сгущавшихся сумерках. Все в нем — от выступающего подбородка до загрубелых рук — говорило о той строгой дисциплине, которую он соблюдал всю свою жизнь: работа с 13 лет, унижение безработицы во время Великой депрессии, десятилетия тяжкого труда в каменоломне. Нелегкая жизнь. Я поцеловал его в щеку.

— Нам пора, дедушка. Я заеду за тобой, если ты решишь поехать.

Он сидел неподвижно, глядя перед собой и попыхивая старой трубкой.

Через несколько дней Кэрри попросила у меня адрес деда.

— Зачем тебе? — поинтересовался я.

Она засовывала аккуратно сложенный листок бумаги в голубой конверт.

— Я хочу послать ему подарок. Я сама его сделала.

Я медленно продиктовал ей адрес, чтобы она успела записать. Кэрри выводила буквы и цифры медленно, сосредоточенно, стараясь, чтобы все они получились ровными и круглыми. Закончив, она положила карандаш и твердо заявила:

— Я хочу сама его отправить. Отведи меня к почтовому ящику.

— Попозже, ладно?

— Мне надо сейчас. Пожалуйста.

Пришлось подчиниться.

В День благодарения я проснулся поздно от восхитительного запаха пасты с соусом. Мама приготовила свой особый обед: равиоли, индейка, брокколи, сладкий картофель и клюквенный соус — дивное смешение итальянских и американских традиций.

— Накрывай на четверых, Кэрри, — сказала она, когда я вошел в кухню.

Кэрри замотала головой:

— Нет, мама, на пятерых. Дедушка приедет.

— Ах, милая, — произнесла мама.

— Он приедет, — спокойно проговорила моя сестра. — Я это знаю.

— Кэрри, прекрати. Он не приедет, и ты это знаешь, — сказал я. Мне не хотелось, чтобы этот день был испорчен для нее несбывшимися надеждами.

— Ладно тебе, Джон. — Мама посмотрела на Кэрри. — Поставь лишний прибор.

Из гостиной пришел папа. Засунув руки в карманы, он стоял в дверях и наблюдал, как хлопочет Кэрри.

Наконец мы сели за стол. Какое-то мгновение все молчали. Потом, взглянув на Кэрри, мама сказала:

— Думаю, сначала мы прочтем молитву, Кэрри? Сестра посмотрела на дверь и, наклонив голову, забормотала:

— Благослови нас, Боже, и пищу, которую мы будем есть. И дедушку... и помоги ему поторопиться. Спасибо, Боже.

Переглядываясь, мы сидели в молчании, не желая началом трапезы утвердить отсутствие деда и разочаровать Кэрри. В холле тикали часы.

Внезапно в дверь негромко постучали. Кэрри вскочила, помчалась по коридору и рванула дверь:

— Деда!

Он стоял прямо, в своем черном, залоснившемся костюме, единственном, который у него был, одной рукой прижимая к груди черную шляпу, а в другой держа коричневый бумажный пакет.

— Я принес тыкву, — сказал он, поднимая пакет.

Через несколько месяцев дедушка тихо умер во сне. Разбирая его комод, я нашел голубой конверт со сложенным листком бумаги внутри. Это был детский рисунок: кухонный стол и пять стульев вокруг него. Один из стульев пустовал, на других сидели фигурки, подписанные «мама», «папа», «Джонни» и «Кэрри». У каждого из нас было нарисовано сердце с неровной трещиной посредине.

Автор: Джон Катеначчи

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#386 Приятно просыпаться в декабре

14 декабря 2010 10:48, Инна

rating72

Зимою мир становится добрей
И веселей от праздничных забот
Приятно просыпаться в декабре
И знать, что скоро будет Новый год!

Украшенная елка и огни,
Подарки, стенгазета у окна.
И я, как в детстве, подгоняю дни,
Чтобы осталась только ночь одна.

Хочу за новогодний шумный стол,
Хочу салат, „Иронию судьбы“,
И чтобы Дед Мороз опять пришел,
Хочу сюрпризов сказочных, любых...

И пусть летит опавшая листва,
Но если время праздника пришло,
Мы так хотим немного волшебства
И учимся другим дарить тепло!

Под елочкой появятся опять
Подарки, незаметно, как всегда...
И будет над игрушками сиять
Живая, настоящая звезда!

И будут свечи на столе гореть,
Как знак любви, как будущего код...
Приятно просыпаться в декабре
И точно знать, что скоро Новый год!

Автор: Петр Давыдов

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#332 Новогодний майонез

9 сентября 2010 08:01, Реалистка

rating63

Перебегая улицу мама очень торопилась и всё время тащила меня за руку. "Ну давай же быстрей, раскупят ведь" Говорила она, а мне было даже совсем не интересно что раскупят и где раскупят, и вообще какое-то это смешное слово "раскупят" меня совсем не волновало, ведь там, в окне музыкальной школы, что напротив садика стояла большущая ёлка, она вся переливалась разноцветными шарами и весело подмигивала мне своими огнями, хотелось смотреть и смотреть на неё,и я замерла и смотрела подмигивая ей в ответ, но мама меня дёрнула за бамбушку на шапке и взяла за руку, надо было бежать, ведь раскупят..

Зайдя в душный закуток овощного магазина, я сразу поняла, что мы тут с мамой надолго. Очередь заканчивалась прямо у двери, так что открыв дверь мы так и не смогли её закрыть, мама облокотилась на ручку, и со вздохом сказала: "Ну вот, уже толпа".

Толпа гудела, кто-то рассказывал о том, что на заводе опять не дали денег, а снова дали "сгущёнку", но мы то с мамой ужё знали об этом, бабушка ещё вчера вечером притащила три огромных банки, густого, сгущённого молока. "На вот, тебе на радость" И я радовалась, я плясала вокруг этих банок, и представляла как зачерпну большую ложку текучей, густой, и сладкой, сладкой вкуснятины, я стала представлять как я буду есть её и с хлебом, и с печеньем, и даже с котлетами. Но мама строго посмотрела и сказала: "Это на праздник, и убрала все три банки в шкаф, на верхнюю полку".

Очередь в магазине начала шевелиться и две очень толстых тёти с битком набитыми синими сумками скрылись в морозном проёме двери, и мы с мамой стали продвигаться и оказались уже в помещении магазина. Впереди нас стояла очень старенькая бабушка, она смотрела на трёх голубей в замёрзшем окне, оперевшись на свою палку, и думала о чём то своём. Её лицо было всё всё усыпано морщинками, а на ногах были одеты стоптанные валенки разного цвета, я почему-то вспомнила как мама мне читала рассказ про старую тётю Аду, которая кормила птиц, потом она умерла а птицы так и продолжали прилетать к ней на подоконник. Мне вдруг так сильно захотелось плакать и я заревела, я хотела отвернуться, что бы не показывать маме что плачу, уткнувшись в воротник шубы я тихо зашмыгала носом, слезинки предательски катились по щекам, и от этого мне становилось ещё обидней.

"Эй, ты чего это нос повесила" - вдруг кто-то потряс меня за плечо, я подняла глаза и увидела незнакомого дядю с большим носом и красными щеками, он стоял в очереди рядом с нами и всё время пересчитывал свои деньги, которых у него был целый кулак "золотых монет". "Нака вот" - он протянул мне "барбариску", я быстро развернула леденец и буркнув "спасибо", положила его в рот. "Барбариска" была барбарисовая и очень сладкая, Мама посмотрела на меня уставшими глазами и сказала: "Терпи малыш, новый год же скоро, надо стоять"...

Да, Новый год, скоро папа принесёт ёлку, и оставит её в коридоре как-будто Дед Мороз принёс, и утром я подбегу к ней и закричу: "Смотрите, смотрите, Дед Мороз нам ёлку принёс". Я всегда так делаю, хотя знаю, что ёлку приносит папа, он вечером одеваеться и куда то уходит с дядей Мишей,а утром и у нас и у Аньки дома в коридоре стоят ёлки, мы то с Анькой уже знаем, что это папы их приносят, но мама так хочет, что бы я верила что это Дедушка Мороз принёс её из леса, и я верю, что бы мама не огорчалась. А потом мы достанем две коробки блестящих игрушек, и будем вешать на пахучие ветки шишки, и сосульки, шарики, и любимого папиного снеговика. А вечером начинаеться самое главное волшебство, мы с мамой погасим свет, а папа включит огоньки и звезду, и мы сядем вокруг ёлочки и долго будем смотреть на таинственные огонёчки отражающиеся в зеркальных шариках и мишуре. И мама крепко крепко меня обнимает и я опять услышу как она будет тихонько всхлипывать, и почти шопотом говорить: "Красиво, как в детстве".

Жарко. Я чувствую как под Санькиной шубой и Санькиным свитером по спине катяться капельки пота, "Мам, расстегни мне шубу". Санька была старше меня на год, и крёстная всегда отдавала мне её одежду, я с нетерпением ждала эти большие сумки, особенно я была рада красным сапожкам, у них были такие синенькие цветочки по бокам, правда с левого сапожка цветочек уже отвалился, но я его хранила в коробке с "драгоценностями". У Санькиной шубы были очень тугие пуговицы, и мне никогда не удавалось их расстегнуть.

Очередь двигалась, бабушку пропустили вперёд и теперь перед нами стояла тётя с двумя большими сетками, из одной сетки торчали синие куриные ноги, я смотрела на эти синие ноги и думала, что курицам наверно очень холодно зимой. А тётя всё время вздыхала, и приговаривала "Ну что же это такое". У тёти, как и у её курицы были такие же синие ноги в чулках, и я подумала что она вобще очень похожа на курицу.

Мама пустила меня ближе к прилавку, и я сразу увидела "пирамиды" составленные из баночек майонеза, а ещё там были бананы. и апельсины, и совсем зелёные мандарины. А у нас дома мандарины тоже были совсем зелёные. Папа притащил их ещё в начале месяца, целую коробку, и теперь они лежали на шкафу-зрели. И каждый вечер папа сажал меня на шкаф, что бы псчитать сколько там штук уже пожелтело.

Мама достала сетку из своей маленькой сумочки и стала укладывать туда майонез и бананы. "Ну вот, всего пол часа и новогодний "оливье" будет с майонезом", потом она улыбнулась, и помогла застегнуть шубу и мы вышли на улицу. На улице уже зажгли фонари, и я видела как в свете фонаря по кругу летят пушистые снежинки. Мы сели в скрипучий автобус-"гормошку" и поехали домой, готовиться к новому году.

Автор: Афанасьева Екатерина

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#188 Мимозы на 8-е марта

2 апреля 2010 08:56, Елена Н.

rating458

Ранее утро… 8 марта. Будильник зазвенел, и даже не успев, как следует начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте я оделся, тихо прикрыв входную дверь, и вышел на улицу. едва стало светать.

Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил забраться мне под куртку. Подняв воротник и спрятав в него лицо, я быстро шел к рынку. Я еще за неделю до этого решил, ни каких роз, только весенние цветы…праздник же весенний, вот пусть и будут на столе первые вестники пробуждения в природе!

Прямо у входа на рынок, стояла огромная корзина с очень красивыми весенними цветами. Это были Мимозы. Ярко-желтые с притягательной силой. Я ощутил прилив энергии и понял: это то что мне нужно.

- А кто продавец? - спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я почувствовал, какой ледяной ветер, хотя на улице вступила в свои права весна.
- А ты сынок подожди, она отошла не на долго, сейчас вернется, сказала тетка, торговавшая по соседству саленными огурцами...

Я стал в сторонке, закурил и даже начал чуть улыбаться, когда представил, как обрадуются мои женщины, дочка и жена.

Напротив меня стоял старик.

Сейчас я не могу сказать, что именно, но в его облике меня что-то привлекло.

Старорежимный плащ, фасона 1965 года, на нем не было места, которое было бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный плащ был чистым. Брюки, такие же старые, но до безумия наутюженные. Ботинки, начищены до зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок, был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нем просто отвалилась. Из- под плаща, выглядывала старая почти ветхая рубашка, но и она была чистой и выглаженной. Лицо? У него было обычное лицо старого человека, вот только во взгляде, было что непреклонное и гордое, не смотря ни на что.
Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть не бритым в такой день. На его лице было с десяток парезов, некоторые из них были заклеены кусочками газеты.

Деда трусило от холода, его руки были синего цвета, но он стоял на ветру и ждал.

Какой-то не хороший комок подкатил к моему горлу. Непонятное чувство тронуло мою душу.

Я начал замерзать, а продавщицы все не было.

Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, что дед не алкаш, а просто старый измученный бедностью и возрастом человек. И еще я просто явно почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего положения за чертой бедности. Непонятное чувство усиливалось…

К корзине вернулась продавщица. Дед робким шагом двинулся к ней. Я тоже подошел ближе.

Дед приблизился к продавщице, я остался чуть позади него.
- Хозяюшка….милая, а сколько стоит одна веточка Мимозы? – непослушными от холода губами спросил дед.
- Так, а ну вали отсюдова алкаш! Попрошайничать надумал? Давай вали, а то! - прорычала продавщица на деда.
- Хозяюшка, я не алкаш, да и не пью я вообще, мне бы одну веточку….Сколько она стоит?- тихо спросил дед.
Я был позади него, чуть с боку. И увидел, как у деда в глазах стояли слезы…
- Одна?! Да буду с тобой возиться, алкашня, давай, вали отсюдова! - рыкнула продавщица.
- Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, -так же тихо сказал дед.
- Ладно, для тебя, алкаш, 5 гривен ветка,- с какой-то ухмылкой сказала продавщица. На ее лице проступила ехидная улыбка.

Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки по гривне.

- Хозяюшка, у меня есть три гривны, может найдешь для меня веточку на три гривны? - как-то очень тихо спросил дед.
Я видел его глаза. До сих пор, я ни когда не видел столько тоски и боли в глазах мужчины.

Деда трусило от холода как лист бумаги на ветру.
- На три тебе найти, алкаш? Га-га-га, щас я тебе найду,- уже прогорланила продавщица.
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась…
- На держи, алкаш, беги к своей алкашке, дари га-га-га га! - дико захохотала эта дура.

В синей от холода руке деда я увидел ветку Мимозы, сломанную по середине.

Дед пытался другой рукой придать этой ветке божеский вид, но та, не желая выпрямляться, ломалась по полам и цветы смотрели в землю… На руку деда упала слеза… Дед держал сломанный цветок и плакал.

Волна постепенно накрывала меня, непонятное ощущение которое прокатывалось по телу, сменилось вдруг обостренным чувством несправедливости, подступили гнев и агрессия, с которыми я уже не мог справится.

- Слышишь ты, что же ты делаешь? – начал я, пытаясь сохранить остатки спокойствия и не заехать продавщице по голове кулаком, хотя где-то в глубине души чувствовал, что не следует ее судить – так воспитана, жизнь такая… Да и алкашей, поди, ей тоже много попадается…

Видимо, в моих глазах было что-то такое, что продавщица как-то побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня как мышь на удава и молчала.

- Дед, подожди, - сказал я, взяв деда за руку. Я был полон решимости и не совсем отдавал себе отчет в своих действиях и словах.
- Ты курица, сколько стоит твоя корзина? Отвечай быстро и четко, что бы я не напрягал слух,- тихо, но очень внятно прошипел я.
- Я не знаю,- промямлила продавщица.
- Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько ?!
- Наверное, 100 гривен, - сказала продавщица.

Все это время, дед не понимающе смотрел то на меня, то на продавщицу.

Я кинул под ноги продавщице купюру, вытащил из корзины все цветы и протянул их деду.

- На отец, бери, и иди поздравляй свою жену, - сказал я.
Слезы, одна за одной, покатились по морщинистым щекам деда. Он мотал головой и плакал, просто молча плакал…

У меня у самого слезы стояли в глазах, и комок в горле все еще не отпускал.

Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою поломанную ветку.

- Хорошо, отец, пошли вместе, сказал я и взял деда под руку.

Я нес цветы, дед свою ветку, мы шли молча.

По дороге я потянул деда в гастроном, купил торт, и бутылку красного вина.

И тут вдруг вспомнил, что я не купил себе цветы.
- Отец, послушай. У меня есть деньги, эти 100-150 грн для меня не сыграют роль, а тебе с поломанной веткой идти к жене негоже, сегодня же восьмое марта, бери цветы, вино и торт и иди к ней, поздравляй. Прими, это лучшее, что я могу сделать для себя и своих близких.

Cлезы текли по щекам деда и падали на плащ, у него задрожали губы. В его глазах были немая благодарность и частичная непонимание настоящего момента.

Больше я на это смотреть не мог. Я буквально силой впихнул деду в руки цветы, торт и вино, развернулся, и вытирая глаза, сделал шаг к выходу.

- Мы… мы… 45 лет вместе… она заболела… я не мог, ее оставить сегодня без подарка, - тихо сказал дед. - Cпасибо тебе...

Я знал, что дед принял мой подарок ему и его супруге.

Я бежал, даже не понимая куда бегу. Я ощущал, что теперь навсегда уже стану другим,что-то пробудилось во мне и это уже нельзя будет игнорировать. Слезы сами текли из моих глаз…

Автор: Redd, http://redd-1971.livejournal.com/2849.html

Проголосовать за историю Комментарии (59)
1 2
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14
 
500 историй
Количество историй на сайте достигло 500. Спасибо всем за участие, проявленные доброту и тепло!
23 июня 2011 16:51