Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#886 Когда враги помогают тебе выжить

21 января 2015 13:52, Дракончик

rating145

В некотором государстве был такой обычай. Каждый преступник, осужденный на смерть, тянул перед казнью жребий, который давал ему надежду на спасение. В ящик опускали две бумажки: одну с надписью «Жизнь», другую с надписью «Смерть». Если осужденный вынимал первую бумажку, он получал помилование; если же он имел несчастье вынуть бумажку с надписью «Смерть», приговор приводился в исполнение.

У одного человека, жившего в этой стране, были враги, которые оклеветали его и добились того, чтобы суд приговорил несчастного к смертной казни. Мало того, враги не желали оставить осужденному ни малейшей возможности спастись. Накануне казни они вытащили из ящика бумажку с надписью «Жизнь» и заменили ее бумажкой с надписью «Смерть». Теперь, какую бы бумажку ни вытянул осужденный, он просто не мог избежать смерти.

Так думали его враги. Но у него были друзья, которым стали известны козни врагов. Они проникли в тюрьму и предупредили осужденного, что в ящике оба жребия имеют надпись «Смерть». Друзья убеждали несчастного открыть перед судьями преступный подлог его врагов и настаивать на осмотре ящика с жребиями.

Но, к изумлению, осужденный просил друзей хранить проделку врагов в строжайшей тайне и уверял, что тогда он будет спасен. Друзья приняли его за сумасшедшего, но в просьбе не отказали.

Наутро осужденный, ничего не сказав судьям о заговоре своих врагов, вытянул жребий и — был отпущен на свободу!

Как же ему удалось так счастливо выйти из своего, казалось бы, безнадежного положения?

Вынимая жребий, осужденный поступил так: он вынул одну бумажку из ящика и, никому не показывая, проглотил ее. Судьи, желая установить, что было написано на уничтоженной бумажке, должны были извлечь из ящика оставшуюся бумажку, а на ней была надпись «Смерть». Готовя верную гибель, враги невольно привели его к спасению.

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#801 Отец, я вернулся...

26 июня 2013 17:35, Аноним

rating322

Одного солдата отпустили с линии фронта к умирающему отцу. Ему было сделано исключение, потому что у отца кроме него больше никого не было.

Войдя в реанимационное отделение, солдат увидел старика в полусознательном состоянии, от которого в разные стороны отходили всевозможные трубки. Но это был не его отец.

Кто-то совершил ошибку и вызвал с фронта совсем другого человека.
— Сколько ему осталось жить? — спросил солдат у врача.
— Несколько часов. Вы прибыли как раз вовремя.

Солдат подумал, что сын этого человека сражается сейчас где-то в Богом забытом месте за тысячу километров отсюда. Он подумал, что старик с надеждой цепляется за жизнь ради того, чтобы в последний раз побыть не скольких мгновений рядом с сыном. И солдат принял решение. Он наклонился к старику, взял его за руку и мягко сказал:

— Отец, я вернулся.

Умирающий судорожно ухватился за эту руку, его незрячие глаза раскрылись, чтобы обозреть все вокруг. На его лице появилась довольная улыбка и оставалась там до самой смерти час спустя.

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#608 Все, что я помню

9 декабря 2011 13:22, Дракончик

rating139

Когда бы мой отец ни обращался ко мне, он всегда начинал разговор со слов: "Говорил ли я тебе сегодня о том, что я тебя обожаю?" Это выражение любви было взаимным, и позднее, когда он достиг преклонного возраста и жить ему оставалось совсем недолго, мы с ним сроднились еще больше, если только это вообще было возможно.

В восемьдесят два года он уже был готов к смерти, а я готов его отпустить, чтобы его страдания наконец прекратились. Мы смеялись, плакали, держали друг друга за руки и обменивались признаниями в любви, сознавая, что время уже пришло. "Папа, — сказал я ему тогда, — после того как ты уйдешь, я хочу получить от тебя оттуда знак, что с тобой все благополучно". В ответ на это нелепое предложение он только рассмеялся. Папа никогда не верил в реинкарнацию, как, впрочем, и я, однако в моей жизни было немало случаев, убедивших меня в том, что я могу надеяться получить сигнал "с того света".

Между моим отцом и мной существовала такая глубокая связь, что я почувствовал пронизывающую боль в сердце в тот миг, когда его не стало. Позже я очень горевал из-за того, что сотрудники госпиталя не позволили мне держать его за руку в последние минуты.

День за днем я надеялся получить от него весточку, однако напрасно. Ночь за ночью, прежде чем заснуть, я просил его явиться мне во сне. Однако миновали четыре долгих месяца, а я не чувствовал ничего, кроме горечи утраты. Моя мать умерла пять лет назад от болезни Альцгеймера, и хотя я успел вырастить двух взрослых дочерей, я чувствовал себя как ребенок, оставшийся круглым сиротой.

Однажды, когда я лежал на столе у массажиста в темной тихой комнате, ожидая начала назначенного мне сеанса, меня охватил прилив тоски по отцу. Я начал задаваться вопросом, не был ли я слишком требователен, ожидая от него какого-нибудь знака. Я заметил, что мой мозг находился тогда в особенно восприимчивом состоянии. Я ощущал такую непривычную ясность ума, что мог бы без труда складывать длинные столбики цифр. Сначала я проверил, бодрствую я или сплю, и убедился в том, что мое состояние далеко от сонного. Каждая моя мысль была подобна капле воды, падающей на гладкую поверхность пруда, и я наслаждался тишиной и покоем каждого проходящего мгновения. И тогда я подумал: "До сих пор я пытался контролировать сообщения, получаемые с другой стороны. Отныне я не буду этого делать".

И тут передо мной неожиданно возникло лицо моей матери — такой, какой она была до того, как болезнь Альцгеймера отняла у нее рассудок, человеческие черты и 50 фунтов веса. Ее милое лицо было увенчано короной пышных серебристых волос. Она была такой реальной, такой настоящей, что мне казалось — стоит только протянуть руку, и я смогу до нее дотронуться. Она смотрела на меня так же, как и много лет назад, до того, как ее тело начало медленно чахнуть. Я даже почувствовал запах "Джой" — ее любимых духов. Она не произнесла ни слова, как будто чего-то ждала. Я недоумевал, как могло случиться, что я думал об отце, а увидел вместо него мать, и испытывал угрызения совести из-за того, что не просил появиться передо мной и ее тоже.

— Ох, мама, — произнес я, — мне так жаль, что тебе пришлось страдать от этой ужасной болезни.

Она слегка склонила голову набок, как бы давая понять, что поняла мои слова. Затем улыбнулась своей прежней чудесной улыбкой и произнесла тихо, но очень отчетливо:

— Но все, что я теперь помню, — это любовь.

Затем она исчезла.

Меня охватила дрожь, словно в комнате вдруг стало холодно, и тут я понял всем своим существом, что любовь, которую мы получаем и отдаем другим, — все, что имеет значение и остается в памяти. Страдания уходят, любовь остается.

Ее слова были самыми важными из всех, какие мне когда-либо приходилось слышать, и с тех пор они навечно запечатлелись в моем сердце.

Мне пока так и не довелось увидеть или услышать моего отца, однако я не сомневаюсь в том, что в один прекрасный день, когда я меньше всего буду ожидать этого, он появится и скажет: "Говорил ли я тебе сегодня о том, что я тебя люблю?"

Автор: Бобби Пробштейн

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#580 Одинокая душа

27 октября 2011 16:28, Аноним

rating183

Всем отчаявшимся и потерявшим смысл жизни подросткам посвящается...

Над городом медленно сгущались сумерки. На небе одну за другой ночь зажгла свои маленькие фонарики-звезды. Город, уставший от дневной суеты, затихал. В домах один за другим загорались огни. И никто не догадывался, что в это время на крышу одной из таких многоэтажек спешила маленькая Одинокая Душа. Обида и Отчаяние, обступившие ее с обеих сторон заставляли бежать все быстрее. И вот она на крыше. В лицо дохнул ледяной ветер, звезды неприветливо и чуть удивленно рассматривали Ее. Одинокая Душа сделала несколько робких шагов к краю крыши и посмотрела вниз. С высоты городской многоэтажки машины, люди, деревья казались Ей игрушечными. Один только шаг и несчастная Душа разлетелась бы на множество осколков. И мир не почувствовал бы этой потери. На крыше было очень холодно. Мелкий колючий снег сыпался из потемневшего нахмурившегося неба на маленькую, промокшую от слез Одинокую Душу.

Пронизывающий ветер дул с такой силой, что, казалось, хотел помочь Ей сделать последний роковой шаг. Обида и Отчаяние, преследовавшие Ее повсюду, уговаривали бедняжку совершить задуманное:
— Ну, что же ты медлишь?! Прыгай! Только так ты избавишься от проблем, — кричали они заплаканной Душе.
— Ты никому не нужна, они все отвернулись от тебя, — нашептывало Жестокое Одиночество.

Последнее было правдой. Одноклассники смеялись над Ее непохожестью на других и никто не хотел с Нею дружить. Родители, замотанные своими проблемами и стремлением заработать деньги, чтобы «быть не хуже других», не пытались вникнуть в переживания своего взрослеющего ребенка и понять Ее внутренний мир. Одиночество преследовало Душу повсюду, постоянно внушая Ей мысли о никчемности земного бытия. Казалось, спасение от Отчаяния, Одиночества и Уныния можно было найти лишь в последнем прыжке, ради которого Она и взобралась на крышу. Но сейчас Она впервые всерьез задумалась над тем, что решит задуманный ею поступок? Конечно, для большинства Ее смерть не станет большой потерей. А бабушка? Выдержит ли ее сердце? И, вспомнив доброе морщинистое лицо, лучистые приветливые глаза единственного любящего Ее человека, Она вдруг с мучительной ясностью осознала, какую невыносимую боль может ей причинить.

Одинокая Душа еще раз посмотрела вниз: город погрузился в темноту, улицы опустели. Где-то во дворах залаяла собака. Душа встрепенулась: а вдруг это Ее маленький друг — колченогий щенок-дворняга, которому она тайком приносила из школьной столовой мясные объедки и косточки. Это единственное живое существо, которое так искренне радовалось Ее приходу. Как забавно он вилял хвостом баранкой и, прихрамывая, бежал на своих коротеньких лапках Ей на встречу. Любовь и преданность этой собачки согревали маленькую Душу в тяжелые минуты жизни. Что будет с этим маленьким беззащитным щенком? Ведь он пропадет без Нее.

Неужели Она никогда не увидит больше и спасенный Ею клен. Она вспомнила, как однажды, возвращаясь из школы, заметила надломленной одну из веток молодого деревца. Для перевязки ветки пришлось пожертвовать новым носовым платком. Но это стоило того: ветка прижилась и каждый раз, когда Она возвращалась домой, деревце приветливо махало Ей резной кленовой ладошкой.

Тем временем небо над горизонтом просветлело. Одна за другой растаяли звезды. Первые робкие лучи солнца, коснувшись листвы, рассыпались миллионами бриллиантов. Рождался новый день.

Одинокая душа с изумлением смотрела на живописный городской пейзаж и с удивлением отметила, что раньше, погруженная в свои проблемы, Она не замечала этой красоты. Радуясь, Она не заметила, что Ее всегдашние спутницы — Одиночество, Отчаяние, Тоска — исчезли, растворились в предутренней дымке. А сейчас рядом с Нею на крыше стояли Доброта и Надежда. Обняв Душу, они сказали:
— Не надо отчаиваться. Жизнь не так плоха, как кажется. В ней всегда найдется место для чего-то хорошего. Надо только уметь это замечать... Ты убедилась, что нужна многим?!
— Да, вы абсолютно правы. Конечно, самоубийство — не выход из тупика неизбежных жизненных неурядиц, которые есть у каждого. Благодаря вам я поняла, что люблю жизнь и хочу научиться радоваться каждому дню. Давайте уйдем отсюда.

Взявшись за руки, они спустились с крыши. Чтобы начать новую жизнь. Вместе!...

Автор: Ольга Бычковская

Проголосовать за историю Комментарии (6)
 

#535 Верные слова

9 августа 2011 11:56, Дракончик

rating112

После обширного инфаркта мой брат лежал в коме в реанимационной палате кардиологического отделения. С помощью трубок и проводов он был подсоединен к аппарату, который поддерживал в нем жизнь. На мониторе светились волнистые линии, обозначавшие неровное биение его сердца. Единственным звуком в палате было ритмичное шипение насоса, нагнетавшего воздух в легкие брата. Радом стояла не знающая чем помочь его жена.

Как священнику мне часто приходилось бывать в семьях при подобных обстоятельствах. Пытаясь утешить их, я искал тогда нужные слова, идеально подходящий отрывок из Священного Писания, слова надежды. Но сейчас это было совсем другое дело.

В те трудные дни мы с моей невесткой разрывались между надеждой и смирением. Мы радовались каждому посетителю. Были благодарны за их рассказы о людях, которые вышли из комы и вернулись к нормальной жизни. Мы прислушивались к тем, кто с пониманием говорил о разных ступенях скорби. Мы понимали, что они относятся к нам с душой. Но многие входили говоря и все продолжали говорить. Может, и я так же справлялся с нервозностью, когда не знал, что сказать?

Потом пришел какой-то приятель брата. Он встал рядом с кроватью, глядя на него. Долго молчал. Затем, переполняемый чувствами, внезапно произнес: «Я сожалею». И снова наступила тишина. Наконец он обнял мою невестку и повернулся ко мне пожать руку. Он задержал ее в своих руках на секунду дольше, чем необходимо, и сжал чуть сильнее, чем принято. На глазах его выступили слезы. А потом он ушел. Спустя неделю мой брат умер. Прошли годы, а я до сих пор вспоминаю того посетителя. Я не запомнил его имени, но я никогда не забуду, как он разделил с нами нашу скорбь, тихо и искренне, без всякой неловкости. Его несколько слов стоили целых томов.

Автор: Роберт Дж. Макмаллен-младший

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#525 Кулик - это радость

30 июля 2011 14:05, Дракончик

rating147

Ей было шесть лет, когда я впервые встретил её на пляже, рядом с тем местом, где живу. Я прихожу к тому месту всякий раз, когда мой мир начинает рушиться. Она строила песочный замок или что-то в этом роде и взглянула на меня своими глазами, голубыми, как море.

– Привет, – сказала она. Я ответил кивком, не в настроении обращать внимание на маленького ребёнка.
– Я строю, – сказала она.
– Я вижу. А что это? – спросил я безо всякого интереса.
– Ну, я не знаю, мне просто нравится чувствовать песок.
Хорошо звучит, подумал я и разулся. Мимо пролетел кулик.
– Это радость, – сказала девочка.
– Это что?
– Это радость. Моя мама говорит, что кулики прилетают, чтобы принести нам радость.

Птица полетела дальше вдоль пляжа. "До свидания, радость", – пробормотал я сам себе, – "привет, страдания," – и повернулся, чтобы уйти. Я был подавлен; в моей жизни все шло наперекосяк.

– Как тебя зовут? – не сдавалась она.
– Роберт, – ответил я. – Роберт Петерсон.
– А я Вэнди... Мне шесть лет.
– Привет, Вэнди.
Она хихикнула.
– Ты смешной.

Несмотря на свою мрачность, я тоже засмеялся и пошёл дальше. Её задорный смех последовал за мной. – Приходи опять, мистер Петерсон, – крикнула она. – У нас будет ещё один счастливый день!
Последующие дни и недели были посвящены другим: группа неуправляемых бойскаутов, деловые встречи, больная мать.
Тем утром, когда я заканчивал мыть посуду, сияло солнце. "Мне нужен кулик," – сказал я себе, одевая куртку. Вечно меняющийся бальзам морского берега ожидал меня. Ветер был прохладным, но я шёл вперёд, пытаясь обрести спокойствие, в котором я так нуждался. Я забыл о девочке и вздрогнул, когда она внезапно появилась.

– Привет, м-р П., – сказала она. – Хочешь, поиграем?
– Во что, например? – спросил я с чувством недовольства.
– Я не знаю. Во что ты хочешь.
– Как насчёт шарад? – спросил я саркастично.
Она опять звонко рассмеялась.
– Я не знаю что это.
– Тогда давай просто погуляем. – Присмотревшись к ней, я заметил деликатную тонкость её лица. – Где ты живёшь? – спросил я.
– Вон там. – Она указала на ряд летних коттеджей.
– Странно, – подумал я. – Зимой?
– В какую школу ты ходишь?"
– Я не хожу в школу. Моя мама говорит, что мы в отпуске.

Она болтала все время, пока мы шли по пляжу, как это делают все маленькие девчонки, но мои мысли были далеко. Когда я уходил, Вэнди сказала, что это был счастливый день. Чувствуя себя на удивление хорошо, я улыбнулся ей и согласился.

Через три недели я помчался на свой пляж почти в состоянии паники. У меня не было никакого настроения даже поприветствовать Вэнди. Мне показалось, что на крыльце я увидел её мать и почувствовал, что хочу потребовать, чтобы она держала своего ребёнка дома.
– Слушай, если ты не против, – сказал я резко, когда Вэнди догнала меня. – Я лучше побуду сегодня один.
Мне показалось, что она была необычно бледна и прерывисто дышала.
– Почему ты хочешь побыть один? – спросила она.
Я повернулся к ней и закричал:
– Потому что моя мать умерла! – и подумал, "Боже мой, зачем я говорю все это маленькому ребёнку? "
– Ой, ну тогда это плохой день, – сказала она.
– Да, – сказал я, – и вчера и позавчера, и... – ох, уходи!
– Больно было? – поинтересовалась она.
– Что больно? – я был раздражён из-за неё, из-за самого себя.
– Когда она умерла?
– Конечно, больно! – отрезал я, не понимая, погрузившись в свои мысли. Я побрёл дальше.

В следующий раз, когда я пришел на пляж через месяц или больше, её там не было. Чувствуя себя виноватым, пристыжённым и признавшись себе, что я по ней соскучился, я подошёл к коттеджу и постучал в дверь. Дверь открыла молодая женщина с волосами цвета меда. Она выглядела изможденной.

– Здравствуйте, – сказал я. – Я – Роберт Петерсон. Я скучал по вашей маленькой девочке. А где она?
– О да, конечно, м-р Петерсон, пожалуйста, входите. Вэнди так много говорила о вас. Боюсь, что она беспокоила вас. Если она была вам в тягость, пожалуйста, примите мои извинения.
– Не за что. Она очаровательный ребёнок, – сказал я, вдруг осознав, что действительно так думаю.
– Где она?
– Вэнди умерла на прошлой неделе, м-р Петерсон. У неё была лейкемия. Наверное, она вам этого не рассказывала.
Поражённый услышанным, я схватился за стул. Стало трудно дышать.
– Она любила пляж и просила разрешения пойти туда. Мы не могли сказать нет. Казалось, ей было там лучше и у неё было много, как она говорила, счастливых дней. Но последние несколько недель её состояние резко ухудшалось... – Её голос задрожал. – Она оставила что-то для вас... Если только я смогу это найти. Вы не могли бы подождать минутку?

Я тупо кивнул, пытаясь найти слова для этой милой молодой женщины. Она протянула мне запачканный конверт, где большими детскими буквами было выведено "М-ру П." Внутри была картинка, нарисованная яркими мелками – жёлтый пляж, голубое небо и коричневая птица. Внизу было аккуратно написано: ЭТО КУЛИК, ЧТОБЫ ПРИНОСИТЬ ВАМ РАДОСТЬ. Слёзы застлали мои глаза, и сердце, которое почти забыло, как любить, распахнулось настежь. Я обнял маму Вэнди.
– Простите, простите, простите... – бормотал я снова и снова, и мы плакали вместе.

Бесценная маленькая картинка теперь помещена в рамку и висит в моём кабинете. Шесть слов – одно на каждый год её жизни, – которые говорят мне о гармонии, смелости и самоотверженной любви. Подарок от ребёнка с глазами цвета моря и песочными волосами, который научил меня дару любви.

Автор: Mary Herman Hilbert
Оригинал: http://lifeisreallybeautiful.com/tag/mary-herman-hilbert/

Проголосовать за историю Комментарии (2)
 

#467 Шарик

29 апреля 2011 21:52, Семёнова Катерина

rating119

Был серый осенний день. Дождь лил уже вторые сутки и прохожие кутались в свои плащи и прятались под зонтами, от чего? От дождя или может быть от непонимания, одиночества среди толпы, или всё-таки от осадков падающих на землю стремясь не в коем разе не нарушить закон тяготения? Врятли кто ответит на этот вопрос.

Она шла как и все. В глазах была грусть, а на лице не тени улыбки, думала о чём-то своём, не видя никого вокруг. В сером плаще, строгой юбке, с зонтом в одной руке и держа 6-летнюю девочку другой. Девочка в жёлтеньком дождевичке пыталась успеть за мамой, то и дело цепляясь за её мизинец и перепрыгивая через лужи попадающеяся на пути. Ребёнок ныл и просил идти медленнее, но она словно не слышала её и дальше ступала по асфальту словно забивая маленькие гвоздики каждым своим шагом. В лице читалась досада и обида, в глазах проступали слёзы, чтобы не заплакать на виду у дочери она закусила губу, сделав себе больно физически,таким образом пришла в себя, остановилась.

- "Что ты хочешь Кристина?" Обратилась она к дочери.
- "Шарик!"

Ответила маленькая девочка насупив носик и согнув бровки домиком. Маленькие губки надулись сами по себе, так и выражая своё недовольство неожиданной быстрой прогулкой под этим неприятным дождём.

Кристина как и все дети любила солнце и хорошую погоду, хотя конечно гуляла и в дождь, но в отличии от большинства детей не бегала по лужам, ей не доставляло это никакого удовольствия, она не понимала прелесть мокрых ножек и простуды после этого, наверно поэтому и болела не часто.
- "Где я возьму тебе шарик в такую погоду? Может игрушку, куклу, шоколадку?"
- "Нет, я хочу шарик! Ты же обещала мне, помнишь? Ещё когда мы были у папы."
- "Да, у папы... Хорошо, давай найдём этот шарик!"

И они пошли в торговый комплекс на поиски шарика. По дороге она всё пыталась справиться с собой, то и дело закусывала губу, в результате растерзав её до крови. Но моральная боль была всё равно сильнее, какой-то там покусанной губы. Главное не плакать, чтобы дочь не заметила.

В то утро она и он расстались, навсегда. Никто не виноват, никто не предал, просто так больше не могло продолжаться. Когда-то любимый и самый дорогой человек на свете стал чужим, абсолютно чужим, так бывает, постоянно, но люди боряться, пытаюсться переделать партнёра, себя. Пытаються обвинить в этом кого-то, но никто не виноват. Просто чувства прошли и ничего не оставили, кроме пустоты. Всё что имеет начало имеет и конец. Конец положил он, да она чувствовала всё это, но привычка быть с ним брала верх, а дочь? Как же она воспримет это? Как решить этот вопрос? Воскресный папа? Или неделю с мамой, неделю с папой? Как? Она не представляла себе...

Её мать выростила её одна, без чьей-либо помощи и поддержки, но она не хотела этого. Она выросла сильной, но хотела быть слабой. Она не желала повторять судьбу своей матери. С детства мечтала о человеке, который будет рядом с ней всегда, будет сильнее её, будет оберегать её, а главное она сможет заботиться о нём. И вот это всегда закончилось сегодня. Недавно ей исполнилось 30 лет, чудесный возраст для женщины, ещё молодость, но уже мудрость и абсолютное понимание своего я. Врятли она уже изменится и подстроится под кого-то другого, поэтому встретит старость одна, странная штука возраст. Уже в 30 задумываешься о старости, о конце... Но всё запраграмираванно на конец, такова сущность бытия. Размышляя об этом и немного успокоившись они дошли до ТК и Кристина радостно и звонко закричала:
- "Мама вот! Вот они! Шарики! Пойдём скорее!"

И потянула, что есть мочи за руку по направлению к этим разноцветным, позитивным воздушным радостям. Выбрав самый красивый шарик, купив заодно мороженое и пару рогаликов они вышли из магазина, на улице вдруг выглянуло солнце. Интересно чему так радовалась погода? Может шарику? Съев неторопясь мороженое они пошли прогуляться по осеннему парку, что может быть красивее осенью, чем деревья усеянные разноцветными листьями, мокрыми от дождя и переливающихся на солнце капелек?! Как хорошо, что она прихватила с собой фотоаппарат, сделав несколько потрясающих снимков дочери и природы, отвлеклась, почти забылась. Они пошли к пруду покормить уток рогаликами, когда второй рогалик подходил к концу небо снова потемнело и пошёл сильный дождь. Заторопившись домой в суматохе шарик вылетел из рук девочки и устремился вверх, к одичавшим тучам. Девочка заплакала, но сильный дождь смыл с её личика все слёзы, а мама так торопилась, что даже не заметила, как ветер погнал шарик в сторону их дома...

Он вышел на балкон своего дома, нервно жуя жвачку думал о том, что произошло сегодня утром. А что произошло? Он сказал своей любимой женщине, что больше не любит её, что всё кончено. Но это было не так. Он любил её безумно, ведь она мать его ребёнка и просто самое дорогое, что есть у него. Просто он не хотел, чтобы она страдала. Не хотел, чтобы она узнала истинную причину, легче обвинять, чем жалеть. Ведь жалость так унижает. На кануне он узнал страшный диагноз - у него нашли рак, обычное обследование для справки на работу закончилось этой трагичной новостью и он не обдумав всё хорошенько решил перечеркнуть всё вот так. Ему стало страшно, за себя, за них. Теперь он сожалел, что поступил именно так, ведь она всё равно узнает, да и повторное обследование ещё не дало ответа, вдруг это ошибка, ведь так бывает, ошиблись, спутали анализы.

- "Эгоист, трус, слабак!" выругался он на себя и ушёл с балкона, хлопнув дверью.

Спустился вниз, на улицу, сел на велосипед и поехал куда глаза глядят, прямо в футболке и шортах, прямо по лужам, прямо под ливнем. Ему было всё равно. Главное выжить из себя маскимум, главное не оставить сил на злость на самого себя. А она вернёться, обязательно вернётся вечером и конечно он извинится, но не скажет до подтверждения анализов, в чём истинная причина.

Они почти пришли домой, осталось перейти дорогу и они практически дома...

Он гнал, как оголделый по шоссе не видя ничего вокруг из-за дождя.

Переходя дорогу она на секунду замешкалась, может стоит поехать сегодня к маме, а это в другую сторону, может не стоит возвращаться сегодня, вещи она всегда собрать успеет... Их с ног до головы окатила машина, крича ей в след прокляться из-за плохой видимости она просто не заметила ещё одной машины... Водитель же в свою очередь в последний момент увидел переходящих дорогу пешеходов. Пытаясь увернуться от столкновения, на скользкой дороге вовсе потеряв управление водитель сбил только женщину, она успела оттолкнуть ребёнка к пешеходной зоне.

Шарик подлетал к дому...

Навстречу ему ехало несколько машин скорой помощи, что-то кольнуло в груди, он развернулся и поехал за ними.

Шарик прибило дождём на их балкон.

Девочка плакала сидя на асфальте, крича от боли, понимая что случилось.

Он увидел дочь с ней всё было впорядке...Авто разбитое вдрбезги, водителя спасли воздушные подушки... Она лежащая на дороге... Скорая уже подъехала и занялясь ею, но полученные травмы были несовместимы с жизнью, она умерла. Из-за чего? Какая теперь разница, может из-за погоды, а может из-за секундного замешательства, вечного колебания, невозможности принять одно решение. А может во всём виновато то утро, с которого всё началось? Какая теперь разница...

Онемевший от шока, когда они наконец вернулись с дочерью домой он сел в кресло. За окном уже была ночь, ветер задувал в форточку, встав, чтобы закрыть её, он увидел шарик на балконе... Яркий, красный шарик, тот самый, что она купила днём их дочери. Впустив его в дом, он снова сел и горько заплакал.

Через неделю пришли ответы на повторные анализы, у него не было рака...

Проголосовать за историю Комментарии (3)
1 2 3
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14
 
500 историй
Количество историй на сайте достигло 500. Спасибо всем за участие, проявленные доброту и тепло!
23 июня 2011 16:51