Хорошие истории делают нас хорошими. Сайт о Любви, добре и счастье.

#453 Диалог в начале века

12 апреля 2011 11:37, Олеся Щебетун

rating69

– Что осталось от любви
К этим рощам, этим рекам,
Осквернённым человеком?
– Брось, на совесть не дави!

– Что осталось от любви
К птицам в перелетном клине,
«Птичий грипп» несущим ныне?
– Хватит, душу не трави!

– Что осталось от любви
К победительной державе,
В широте её и славе?
– Вспомни: слава – на крови…

– Что осталось от любви
К землякам, к соседям, к людям?
– Замолчи, давай не будем,
Ворот попусту не рви…

– Что осталось от любви
К благодетельной идее?
– Где идеи – там злодеи,
Подлипалы… Се ля ви!

– Что осталось от любви
К слову, к дивной русской речи?
– В сквернословье мы по плечи,
Прёт – поди останови!

– Что осталось от любви,
Клятв и нежностей взаимных?
– В магазин услуг интимных
Заглянул бы – визави…

– Что осталось от любви?
– Память всё-таки осталась,
Не такая это малость:
Верь, надейся и живи!..

Автор: Илья Фоняков

Проголосовать за историю Комментарии (1)
 

#196 Сила духа

10 апреля 2010 09:23, Александр Левашов, г. Кострома

rating74

Эту историю о радисте затонувшего судна я слышал от одного знакомого медика...

Произошло кораблекрушение. Среди тех, кого удалось поднять на спасательное судно оказался радист затонувшего корабля. Его тело было почти мертво, глаза закрыты и он уже не реагировал на происходящее; но дух парня боролся!

Врачи начали готовить его к срочной операции. Однако им мешало, что парень все время рукой стучит азбуку Морзе. Они пригласили моряка который ее понимает; и тот объяснил им, что радист передает координаты затонувшего судна и просит о помощи! Врачи предложили моряку монеткой, в изголовье радиста отстучать, что сигнал принят.

Тот простучал: «Ваша радиограмма принята. Старшина такой-то.» - радист на немного успокоился, но затем начал снова «передавать». Моряк в изголовье повторно отстучал, что «сигнал» принят.

Окончательно убедившись, что о кораблекрушении известно и помощь уже идет – радист обмяк… и… позволил освободить свою душу от тела!
Врачи были в смятении: «Да уж пусть бы он стучал! - мы бы тогда спасли его!»…

Проголосовать за историю Оставить комментарий
 

#170 О плохих и хороших людях

15 марта 2010 17:07, Дракончик

rating284

Недавно знакомый писатель рассказал мне об этом удивительную историю. Писатель этот вырос в Латвии и хорошо говорит по-латышски. Вскоре после войны он ехал из Риги на Взморье на электричке. Против него в вагоне сидел старый, спокойный и мрачный латыш. Не знаю, с чего начался их разговор, во время которого старик рассказал одну историю.

-- Вот слушайте, -- сказал старик. -- Я живу на окраине Риги. Перед войной рядом с моим домом поселился какой-то человек. Он был очень плохой человек. Я бы даже сказал, он был бесчестный и злой человек. Он занимался спекуляцией. Вы сами знаете, что у таких людей, нет ни сердца, ни чести. Некоторые говорят, что спекуляция -- это просто обогащение. Но на чем? На человеческом горе, на слезах детей и реже всего -- на нашей жадности". Он спекулировал вместе со своей женой. Да... И вот немцы заняли Ригу и согнали всех евреев в "гетто" с тем, чтобы часть, убить, а часть просто уморить с голоду. Все "гетто" было оцеплено, и выйти оттуда не могла даже кошка. Кто приближался на пятьдесят шагов к часовым, того убивали на месте.

Евреи, особенно дети, умирали сотнями каждый день, и вот тогда у моего соседа появилась удачная мысль -- нагрузить фуру картошкой, "дать в руку" немецкому часовому, проехать в "гетто" и там обменять картошку на драгоценности. Их, говорили, много еще осталось на руках у запертых в "гетто" евреев. Так он и сделал, Перед отъездом он встретил меня на улице, и вы только послушайте, что он сказал. "Я буду, -- сказал он, -- менять картошку только тем женщинам, у которых есть дети".
-- Почему? -- спросил я.
-- А потому, что они ради детей готовы на все и я на этом заработаю втрое больше.

Я промолчал, но мне это тоже недешево обошлось. Видите?
Латыш вынул изо рта потухшую трубку и показал на свои зубы. Нескольких зубов не хватало.
-- Я промолчал, но так сжал зубами свою трубку, что сломал и ее, и два своих зуба. Говорят, что кровь бросается в голову. Не знаю. Мне кровь бросилась не в голову, а в руки, в кулаки. Они стали такие тяжелые, будто их налили железом. И если бы он тотчас же не ушел, то я, может быть, убил бы его одним ударом. Он, кажется, догадался об этом, потому что отскочил от меня и оскалился, как хорек...

Но это не важно. Ночью он нагрузил свою фуру мешками с картошкой и поехал в Ригу в "гетто". Часовой остановил его, но, вы знаете, дурные люди понимают друг друга с одного взгляда. Он дал часовому взятку, и тот оказал ему: "Ты глупец. Проезжай, но у них ничего не осталось, кроме пустых животов. И ты уедешь обратно со своей гнилой картошкой. Могу идти на пари".

В "гетто" он заехал во двор большого дома. Женщины и дети окружили его фуру с картошкой. Они молча смотрели, как он развязывает первый мешок. Одна женщина стояла с мертвым мальчиком на руках и протягивала на ладони разбитые золотые часы. "Сумасшедшая! -- вдруг закричал этот человек. -- Зачем тебе картошка, когда он у тебя уже мертвый! Отойди!" Он сам рассказывал потом, что не знает -- как это с ним тогда случилось. Он стиснул зубы, начал рвать завязки у мешков и высыпать картошку на землю. "Скорей! -- закричал он женщинам. -- Давайте детей. Я вывезу их. Но только пусть не шевелятся и молчат. Скорей!" Матери, торопясь, начали прятать испуганных детей в мешки, а он крепко завязывал их. Вы понимаете, у женщин не было времени, чтобы даже поцеловать детей. А они ведь знали, что больше их не увидят. Он нагрузил полную фуру мешками с детьми, по сторонам оставил несколько мешков с картошкой и поехал. Женщины целовали грязные колеса его фуры, а он ехал, не оглядываясь. Он во весь голос понукал лошадей, боялся, что кто-нибудь из детей заплачет и выдаст всех. Но дети молчали.

Знакомый часовой заметил его издали и крикнул: "Ну что? Я же тебе говорил, что ты глупец. Выкатывайся со своей вонючей картошкой, пока не пришел лейтенант".

Он проехал мимо часового, ругая последними словами этих нищих евреев и их проклятых детей. Он не заезжал домой, а прямо поехал по глухим проселочным дорогам в леса за Тукумсом, где стояли наши партизаны, сдал им детей, и партизаны спрятали их в безопасное место. Жене он сказал, что немцы отобрали у него картошку и продержали под арестом двое суток. Когда окончилась война, он развелся с женой и уехал из Риги.

Старый латыш помолчал.
-- Теперь я думаю, -- сказал он и впервые улыбнулся,-- что было бы плохо, если бы я не сдержался и убил бы его кулаком.

Отрывок из книги Константина Паустовского "Начало неведомого века"

Проголосовать за историю Комментарии (5)
logo for vk.com
logo for vk.com

Новости:

Истории на почту
Дорогие посетители, получать истории на почту или читать RSS стало приятней. Теперь тексты историй представлены полностью. Прекрасного лета!
4 июля 2011 14:14
 
500 историй
Количество историй на сайте достигло 500. Спасибо всем за участие, проявленные доброту и тепло!
23 июня 2011 16:51